Дмитрий Вэйдер (comrade_vader) wrote,
Дмитрий Вэйдер
comrade_vader

Categories:

Почему антисоветские памятники такие уродливые

Стена скорби — рыдают все!
Рис. 1. «Стена скорби» и прямо таки всенародных рыданий: «Рыдают все!»

Друзья, вы наверно уже где-то догадываетесь, что между системной и методичной российско-государственной антисоветчиной (со всеми этими зиккуратами, эрнсто-йпрсто-михалковщиной, вытаптыванием и унижением советских традиций и т.п.) и российскими школьниками, кающимися в Бундестаге за грубое обращение их прадедов с нацистским вермахтом, разгорающейся лютой русофобией ближнего зарубежья и бывших союзных республик, сносами памятных монументов (включая надмогильные), реабилитацией нацизма, расцветом бандеровцев и проч. отморозков и т.п. есть некоторая связь?

Это всё, как бы, должно быть более-менее понятно всякому, кто способен сложить два плюс два. Вот, что меня реально смущает, так это то, почему весь антисоветский креатив эстетически убог, нарочито уродлив настолько, что невольно посещает мысль: «такое, ведь, не сделаешь нарочно». В чём же дело? Неужели и авторы и заказчики поголовно сидят на веществах, так сказать, «слегка» изменяющих сознание? Или, может быть, это всё побочное действие лекарств, регулярное применение которых предписано врачом? Об этом загадочном феномене мы сегодня и поговорим с нашими гостями-экспертами: полковником Геморяном (известным специалистом в области военно-педагогической карательной психиатрии) и отцом Василием (крупнейшим авторитетом в области религий и некрооккультизма).

Стена скорби — креатиф за госсчёт
Рис. 2. Креатиф за государственный счёт действительно выглядит как стена, действительно выглядит скорбно и есть от чего разрыдаться

(Оценить, что за птица автор этого креатива можно по вот этому вот его интервью: https://rg.ru/2017/10/30/reg-cfo/v-centre-moskvy-otkroiut-stenu-skorbi.html Такой везде пролезет.)

Тов. Вэйдер: Уважаемые эксперты, помогите разобраться. Казалось бы, если ты ставишь памятник жертвам, то не пей месяц-другой, поработай на совесть, но сделай его таким, чтобы даже у врагов сердце защемило от нежности и сочувствия. А здесь — что ни креатив, то эстетическая безвкусица и архитектурный хоррор. С чем это может быть связано? Алкоголь? Наркотики? Нарочитая халтура чисто ради попила бюджетов?..

[Оба эксперта отрицательно качают головами]

П-к Геморян: [говорит с сильным сталинским акцентом] Ошибочно было бы так думать! Безусловно узнаваемая уродливость антисоветских монументов — это отчётливый психологический синдром.

О. Василий: Это оккультный знак!

Тов. Вэйдер: Ну, тогда расскажите поподробнее.

Маски скорби — креатиф за госсчёт
Рис. 3. Креатиф за государственный счёт — пришло их время

П-к Геморян: Прежде всего, надо понимать, кому и почему ставятся эти памятники. Ошибочно полагать, что их посвящают невинным жертвам государственных репрессий. Во-первых, такие жертвы судебных ошибок, клеветы, нарушений социалистической законности, конечно, были, но нигде в мире по этому поводу памятников не ставят. Просто проводят доследование, невиновных — реабилитируют, виновных в произволе — наказывают. Судебная система не совершенна по своей сути, ошибки в ней, увы, неизбежны. Открытия из этого никто не делает.

Эти памятники ставятся не невинным жертвам, как по невнимательности можно было бы предположить, а «оплакивают всех погибших и перенесших жуткие испытания в лагерях и тюрьмах в 30-е годы прошлого века». А это уже классовая позиция. Нынешняя власть чувствует своё генетическое родство со всеми теми, как они выражаются, «жертвами», чувствует, что при определённых обстоятельствах могла бы или ещё сможет оказаться на их месте, и от того неподдельно и с должным пиаром скорбит. Понять их можно.

При этом надо заметит, — это во-вторых, — что среди «всех этих погибших и перенесших жуткие испытания» подавляющее большинство относилось к персонажам, скажем так, совсем не светлым и не добрым, способным вызвать какое-то сочувствие и жалость. Это были, к примеру, и коллаборационисты всех мастей, действовавшие заодно с «невинно убиенными» вояками вермахта, что стоило стране десятков миллионов жизней, это были и светлые, милые создания вроде бандеровцев-резунов, чьи кровавые деяния посрамляют самые откровенные фильмы ужасов, это были и персонажи, замешанные в циклопических масштабов воровстве вагонами, что было оплачено страданиями миллионов других людей, голодом, подрывом обороноспособности и, как следствие, всё теми же миллионными жертвами, это были и никогда лично не пачкавшие своих рук политические перевертыши и приспособленцы, чьи невинные, казалось бы, шалости и агитационные усилия впоследствии увенчались катастрофической буржуазной реставрацией (с войнами, миллионами погибших и десятками миллионов искалеченных судеб). И так далее.

Т.е., памятники по форме, вообще-то, полностью соответствуют содержанию. Другой вопрос — почему они сами так себя видят.

Маски скорби — креатиф за госсчёт
Рис. 4. Креатиф и духовность за государственный счёт — возвыситься и приобщиться

Тов. Вэйдер: Почему же? А Вы, что скажете, отец Василий? Нет ли в этом Сатанизма?

О. Василий: Правильно мыслишь, сын мой. Это типичное проявление бесовства.

Тов. Вэйдер: Странно это слышать именно от Вас, как от представителя религии… Ведь установкой этих уродливых изваяний занимаются на вид такие богоугодные и респектабельные господа…

О. Василий: Сын мой, бесы и демоны практически никогда не действуют в своём истинном обличии. Они всегда прикрываются фальшивой благовидной личиной. В том то весь и фокус, что личину эту и истинный облик нечистого не каждому дано распознать без специальной оккультной подготовки.

Но способы есть. Демоны, сын мой, принадлежат к миру мертвецов. А в этом некро-мире, как известно, всё перевёрнутое: мёртвое там живое, правое — левое, чёрное — белое и т.д. По этой перевёрнутой логике-то и можно узнать мертвеца. Если перед вами, к примеру, прилично одетый, приятный в общении интеллигентный господин, который при этом утверждает, что эксплуатация человека человеком — это величайшее благо и благодетель, а социализм — это невиданное зло, то вот же он перед вами, голубчик. Ловко замаскировался! Принюхайтесь, не пахнет ли мертвечинкою.

С монументами, вот, тоже у их некро-брата выходит прокол. Ставят-то они эти зиккураты для своих, и их загробные эстетические вкусы такое творчество трогает (реализм, поди, по их меркам-то). А вот восприятие реальных живых людей некро-авторы и некро-заказчики в расчёт не взяли. Вот и выходит конфуз: сами они плачут, скорбят и умиляются, а меня лично, когда, я и стену эту, и морды эти первый раз увидел, чуть кандратий не хватил. Это же призраки и демоны в чистом виде (я их много на своём веку изгнал, знаю)! А при виде перекошенной пятнадцатиметровой головы я даже невольно закричал на весь Магадан: «Изыди, Сотона!» Так похож, честное слово!

По памятникам, по памятникам их узнать можно наверняка: обязательно в их творении будет что-то отчётливо дурное, нескладное, нечеловеческое. Потому что, их восприятие и наше — это взаимоисключающие противоположности. Это ещё один верный маркер распознавания. Пусть отца Чаплина гром разразит, если я не прав!

Маски скорби — креатиф за госсчёт
Рис. 5. Креатиф за государственный счёт — «Событие гигантской нравственной силы» всего за 25 млн руб. (не считая культмассовых мероприятий и пиара)

Тов. Вэйдер: Да, теория, конечно, интересная… Почему-то напоминает классическое кино, в котором главный герой нашёл очки, сквозь которые можно было видеть, что среди нас живут и на нас паразитируют форменные инопланетяне [Прим.: кино называется They Live (1988)]… А что на этот счёт думаете Вы, товарищ полковник?


They Live (1988)
Рис. 6. They Live (1988): This ($) is your god — Obey your dictator («Это — $ — твой бог. Подчиняйтесь вашему диктатору!»)

П-к Геморян: С глубинной фрейдо-марксистской точки зрения это не лишено смысла.

Предатели родины, изменники, грабители и воры, как бы хорошо они ни устроились и как бы сладко ни жили, всё время где-то глубоко в душе знают, что они совершили что-то гнусное, гадкое и оч. постыдное.

Они пытаются всеми силами задавить это гложущее их чувство, проецируя свои уродства и преступления на других, на большевиков, реальные и мнимые бесчинства которых они столь любят смаковать с такой помпой. Но ведь это не большевики развалили страну и потеряли все многовековые достижения, а нынешние их обличители. Не при большевиках в течение десятилетий имела место убыль населения почти по миллиону человек в год, а при нынешних их обличителях. Не большевики профукали мировое господство и унижаясь валялись в ногах у бюрократов США и их европейских вассалов, а нынешние обличители. Постоянное поругание и огаживание большевиков и созданного ими СССР позволяет нынешним экзистенциально ущербным временщикам задавить своё чувство вины. И страха. А что, если настанет момент, когда честные люди — опять! — прийдут и спросят? Нет! Даже думать об этом невыносимо! «Николи знову!»

Комплексы и психические уродства можно подавить и заболтать. Но они имеют обыкновение прорываться наружу в самых неожиданных местах. Монументальное творчество хапнувших власть паразитов и изменников, похоже, одна из таких манифестаций. Такое часто можно видеть по творчеству психически нездоровых людей, маньяков. На вид человек, вроде, ни чем не выделяется, говорит тоже складно, но как возьмётся за карандаш — всё становится понятно.

Монументальное творчество наших борцов за слезинку ребёнка говорит о них самих лучше всяких слов. Это я Вам как карательный психиатр с полувековым стажем говорю. Им бы, для начала, о своих собственных преступлениях и зверствах отчитаться, может быть полегчает. Православные, что ли, мало людей со свету сжили самым иезуитским образом? Буржуазная спайка государства с бизнесом и криминалом, что ли, мало людей жизни лишила без суда и следствия? Все они вместе взятые, что ли, не вели против большевиков войну без всяких правил, при поддержке интервентов (всех заклятых друзей России) и ни в чём себе не отказывая (да вот горе-незадача, большевики тогда одолели, а не они их)?


They Live (1988)
Рис. 7. They Live (1988): «Простите, что Вы сказали?»


They Live (1988)
Рис. 8. They Live (1988): «Тоталитаризм! ГУЛАГ! Покаяться! Жить не по лжи!»

Тов. Вэйдер: М-м, да… Печально, что к началу 21-го века, на который мы возлагали столько надежд, верх взяла у нас махровая политическая некромантия… Что же делать?

П-к Геморян: Что делать? Во всём должен быть порядок. Вор должен сидеть в тюрьме.

О. Василий: А мертвец должен лежать в гробу. Воистину.


Tags: Россия, антисоветизм, идеология, интервью, информационная война, информация, искусство, история, культура, миф, мордор, отец Василий, полковник Геморян, религия, репрессии, рецензии и интерпретации, юмор
Subscribe

Posts from This Journal “рецензии и интерпретации” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

Posts from This Journal “рецензии и интерпретации” Tag