storyteller

Про фашизм, национально-озабоченных и погромы

Здесь
http://rakugan.livejournal.com/270802.html
и, в частности, в этой ветке
http://rakugan.livejournal.com/270802.html?thread=7687122#t7687122
затрагивается сразу ряд стоящих внимания вопросов, на которые я не могу ответить кратко. Но и достаточно подробно, со ссылками на источники и подтверждающие примеры, разбирать их тоже не могу, т.к. именно сейчас не располагаю достаточным временем на написание развернутых текстов. Поэтому бегло, не взыщите.

1. Проблема в масштабах государства
Технически, проблему организованных бесчинств националистических отморозков решить несложно: прекратить государственную и корпоративную поддержку. По крайней мере это приведет к купированию острых приступов.
Фактически, решить проблему при сохранении текущих режима и строя невозможно. Развитие капитализма порождает: а) разделение на антагонистические классы и неравенство; б) замедление роста принципиальных для капитализма показателей; в) кризисы. Всегда, а в острой фазе кризиса в особенности, все будут стремиться защитить свои интересы (кто-то осознанно, понимая реальную обстановку, кто-то слепо, стихийно, беспорядочно метаясь в бешенстве). Со стороны классов, действующих осознанно, неизбежно будут возникать (по мере их надобности) дополнительные инструменты и стратегии для защиты собственных интересов. К таким инструментам для защиты интересов господствующего класса относится и фашизм (опирающаяся на фундамент материализма советская наука при определении фашизма прямо указывает на его функцию и причины его возникновения; подверженная сильному влиянию идеализма наука буржуазная стремится затушевать суть, представляя его появление (причины, назначение) неким необъяснимым инфернальным прорывом ада, произвольно подводя под эту категорию сущностно разные и даже полярные явления, путем объединения по частному признаку, и превращая термин в ничего не значащий эмоционально-демонизирующий ярлык).
Фашизм всегда реакция на левую угрозу (организованную или стихийную — не суть). Нетрудно представить, почему для власти ультраправые парамилитарес очень удобный инструмент по многим причинам (правда, не всем и не всегда он помог).
В России сегодня мы видим (как уже изложено по ссылкам выше): 1) ситуацию, способствующую стихийному полевению (вплоть до острого социального кризиса, см., напр., замечательное выступление М.А. Кочубей); 2) фашистские движения аффилированы с властями (свидетельства поддержки со стороны государства и крупного бизнеса многочисленны). Т.е., есть эксплуататоры (властьимущие, которые хотят сохранить свое положение), есть эксплуатируемые (массы, которые начинают лезть на стенку, по причине угрозы жизненным интересам) и есть один из инструментов (жестокие и беспринципные ультраправые группировки), который эксплуататоры будут использовать против эксплуатируемых. Сами власти от инструмента не откажутся, массы на власти влияния не имеют (инструмент и нужен для того, чтобы предотвратить такое влияние, а значит потерю собственных позиций). Следовательно, все озвучиваемые нами «как должно быть» (чтоб не было коррупции, чтоб была ответственность, чтоб соблюдался закон, что работала милиция и т.д.), конечно, прекрасны, но совершенно неосуществимы в тех условиях, в которых мы оказались. Потому, что наши интересы никого не интересуют и нам никто ничего теперь не должен. Не нравилось социальное государство, ну так вот вам взамен него «бусы», отъем всех реальных прав и свирепейшая эксплуатация (я считаю, что с нас еще 3 шкуры снимут, и погромные настроения — это только одно из проявлений всеобщей деградации — а вы, что, ждали от деморализованной и отрицательно мотивированной (от созидания к потреблению) школоты глубокого анализа и предложений более осмысленных чем «бей хачей»? На др. не менее вопиющих проявлениях здесь останавливаться не буду). Есть такая закономерность: почти за каждым терактом за каждым масштабным скандалом что-то следует. И в этот раз непопулярное решение не заставило себя долго ждать: уничтожение Химкинского леса продолжат. Губернатор Московской области Борис Громов удовлетворен принятым решением («Были заложены деньги большие, и уже истрачены», что там на кону большие барыши не сомневаемся, на одну только «компенсацию экологического ущерба» будет выделено (и попилено) 4 млрд рублей). «Леворадикалам» диктовать нам свои условия мы больше не позволим. Вот так, еще раз по защитникам Химкинского леса бьют с помощью того же удобного во всех отношениях инструмента (не мытьем, так катаньем).
Настоящее решение этой и др. проблем лежит в изменении самой системы (нетривиальная задача), все остальное паллиатив. Нужно прямо сказать, что эту задачу за нас и за вас никто не решит. Не хотите напрягаться? Ждете пришествия мессии (царя, бога, героя, etc.)? — готовьте шкуры.

2. О националистических настроениях и взаимопонимании
Мне импонирует «материнский» подход к оппонентам (мне, кстати, уже ненавязчиво излагали эту концепцию, и эта ненавязчивость меня подкупила). Суть его заключается в том, что на агрессию надо отвечать пониманием, не видя в человеке злого умысла, а считая его априори заблуждающимся; не надо оппонента отталкивать, надо дать ему понять, что ты не нападаешь, что тебя не надо бояться, и помочь рассеять заблуждение (в кино эта стратегия реализована в штампе «красавица и чудовище»). Это оч. трогательно, оч. по-женски (в самом хорошем смысле слова, в смысле того высокого идеала человечности, который мы каким-то своим инстинктивным чутьем способны видеть в каждой женщине, даже несмотря на всеобщее овеществление). Это действительно работает (может быть не так рельефно, как в романах Гюго, но работает), это правильно.
Но я бы хотел заметить, что не все так просто, и в той предпосылке, на которой такой подход строится, есть большое упрощение. Действительно, такой способ общения есть, и действительно есть люди восприимчивые, впечатлительные, с преимущественно эмоциональным восприятием: побил Киркоров даму — жалко! Заплакал Киркоров на камеру — жалко! (ну это я утрирую, конечно). Но у значительной части населения мотивы, все-таки, рациональные. Заманчиво, конечно объявить, что злодей Гитлер, пришел, обманул и запугал самую рациональную нацию. Нация — вся в белом, валим все на криворукого и коварного Гитлера. Но есть основания считать, что вера в некого сверхчеловека, который «строит» всю нацию есть махровый фэнтезийный идеализм. Реальность же состоит в том, что социальная стихия подымает и ставит во главе массовых движений те личности, в качествах и идеях которых нуждается (а личности, качества которых не соответствуют логике и масштабу происходящих изменений, могут оставаться при жизни невостребованными, будь они хоть семи пядей во лбу; к счастью, у человека социального есть механизм «жизни» после жизни). Гитлер, всего-лишь, фигурально выражаясь, «продал» им то, что пользовалось спросом: кому-то пообещал маленькую власть (ходить в униформе, проверять аусвайсы и щелкать по сапогу прутиком), кому-то радость громить и убивать, кому-то земли и рабов, кому-то гарантированную работу, кому-то гарантированных рабочих за скромное жалование (низкие ЗП рабочих идеологически обосновывались), кому-то гарантированную фрау во время отпуска, кому-то реванш за национальное унижение. У большинства был свой рациональный мотив. Точно также в сказках Роулинг у всех от Грейбэка до Шонпайка был свой мотив присоединиться к дезитерам, хотя некоторые из них не то что на халфблад, на человека по понятиям дезитеров не тянули (та же самая ситуация в высшей степени типична для всякого рода националистов).
И когда к вам приходит очередной национально-озабоченный (в остальном милый и приятный человек), вы думаете, что это заблудшая овца, которой просто надо объяснить, что она заблуждается в своих оценках. А на самом деле разговор идет в духе «Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать». Причем в большинстве случаев оппонент вам о своем рациональном мотиве вслух ни за что не скажет, а если вы догадаетесь, станет это с негодованием отрицать. Оправдывая погромы, все будут говорить про некую особую «этнопреступность» (которая, как правильно заметили, с какого-то бодуна выделяется из прочей преступности; на самом же деле это просто искусственный ничего конкретно не значащий словесный конструкт вроде «тоталитаризма», используемый только в целях идеологической ругани), про то, что «хачи» всех оскорбили своими комментариями на Ютюб, про то, что приставания «хачей» особенно омерзительны, про мерзость и страшную опасность национальных танцев и проч. А на самом деле за этим во многих случаях может стоять потребность в острых развлечениях (характерно для карлаты и просто сияющих от приобщения к запрещенному домашних девочек, за компанию для пробы зигующих прямо у Вечного огня), жажда «реванша» (открытый финал просмотренных в 1990-х гг. по ТВ реалити-шоу «Чеченская война» и «Чеченская война-2» не понят, зритель требует продолжения, а пока почитывает и пишет погромные фанфики; особенно это характерно для так называемых интеллигентов, они при этом могут искренне считать себя левыми), жажда самоутверждения (особенно, когда производственные отношения таковы, что на работе об тебя каждый день вытирают ноги, при этом требуя кланяться и улыбаться; или активно и радостно целовать не оч. приятных людей в не оч. приятную попу, если того требует карьера; как тут не быть погрому?) и желание поставить якобы более низших («зверенышей») на подобающее им место, страх потерять или не найти работу (в надежде создать на рынке труда хоть небольшой дефицит, за счет чего повысить спрос на рабочую силу и ее стоимость) или желание избавиться от целой категории предприимчивых и вполне жизнеспособных конкурентов в бизнесе и т.д. Ясно, что среди таких людей бывают и те, чьи резоны совпадают с озвученным, те, кто действительно пострадал от произвола, и перенесенный стресс действительно обуславливает в нем общую реакцию отторжения. Но такие люди, как правило, не имеют претензий к «комментариям на Ютюб или в Вконтакте», их аргументы и жалобы совершенно конкретны (как, напр., в деле Иванниковой). И цель их высказываний, как правило, не «поговорить за жизнь», а привлечь внимание, подвигнуть других к каким-то реальным действиям в свою защиту. Едва ли таким людям, как правильно замечено, требуется чье-либо переубеждение.
Если Вы профессиональный психолог или, еще лучше, психотерапевт, Вы поговорив с «поциэнтом» сможете понять его резоны или комплексы и путем рационализации компенсировать их. Если же нет, то Ваше терпимое отношение приведет лишь к тому, что «поциэнт» лишь утвердится в своей нормальности: «вот же, со мной общаются, за руку здороваются даже вполне приличные люди, значит в этом ничего такого нет». В сущности, иного способа воздействовать на установки другого, кроме как говорит с ним не существует. Но говорить можно по-разному. Применимы, напр., и такие способы коммуникации:
а) Дать свое видение ситуации, дать критику определенного поведения (лично или отдельных групп), и по мере способностей убедительно показать, что ожидаемых «ништяков» не будет, что дорожка эта в конце концов приведет не туда, куда многим хотелось бы, что подтверждается и историей (следуют примеры). Оппонент читает, обижается, но делает какие-то свои выводы. Если ты был убедителен, его картина мира меняется. Даже если он по инерции вступил с тобой в жестокий спор, стоит там на своем до конца, не желая терять лицо, и кроет тебя последними словами. Все равно, если твои аргументы были логичны, он никуда от них не сможет деться: либо со временем скорректирует свои позиции (возможно все так же считая тебя неприятным человеком — редиской), либо в определенной ситуации поступит вразрез с декларируемыми принципами (не последует за бабуинами). Что эта схема работает, я лично наблюдал много раз. Сам я неоднократно внутренне признавал правоту противников, с которыми вел жесточайшие холливары. Можно отметить, что многие работы Ленина написаны в этом ключе (хотя хватает работ и в духе безграничной «материнской» терпимости). Нужно заметить, что здесь есть опасность увлечься формой (спором) в ущерб содержанию и выродится в профессионального скандалиста, распугивающего всех и вся своим неизменно обличительным пафосом. Чтобы этого не произошло, не нужно терять цель из виду: нужно понимать, зачем ты ведешь данный конкретный разговор и на какую реакцию рассчитываешь.
б) Явно и без оговорок выразить свое отношение к занятой позиции: если совершается скотство, а все прячут глаза или говорят что-нибудь «ну нельзя же так», имеет смысл встать и прямо в лоб виновнику торжества сказать: «То, что ты делаешь или поддерживаешь — скотство. И как человек ты мне более не интересен, общайся с себе подобными». Это тоже разговор, хотя и короткий и апеллирующий к морали. Если персонаж не совсем отморозок (а иначе горбатого могила исправит), он будет осознавать недостойность своего поступка (посредством которого он хотел «купить» желаемую выгоду), будет чувствовать вину. И уже сам дискомфорт от этого может заставить его отказаться от «покупки». Когда же все молчат или пытаются ворковать вокруг него, он убеждает себя, что то фуфло, которое он представил в виде оправданий, другими было принято, а значит его поступок социально приемлем (все так делают), а значит для угрызений совести нет оснований.

Замечу, когда сталкиваются мнения и позиции людей, во внимание следует принимать также мировоззренческие основания. С т. зрения материалиста, при донесении до других собственной позиции (допустим, с целью побудить других к неким совместным действиям), обманывать, передергивать или программировать с помощью нечестных уловок (тех же умолчаний) принципиально недопустимо. Рациональность и эффективность позиции здесь завязаны на действительность, если ты будешь исходить из ложных предпосылок, ты не попадешь к желаемой цели, а попадешь в яму.

Иначе обстоят дела у идеалиста-практика: он берет какую-то желаемую конструкцию и объявляет ее априорной истиной, от которой строится аргументация. Объявление идеального первичным, а реальности его следствием, приводит к тому, что довлеющей становится идея, а крепость идеи определяется верой. Поэтому интуитивно возникает ощущение, что реальность допустимо «немножко подправлять», фантазии не возбраняются, и можно легко войти во вкус. Отсюда же такая острая реакция на символическую агрессию (напр., карикатуры), это воспринимается как посягательство на образы.
Национализм, вплоть до самых злокачественных форм фашизма и шовинизма, основывается на идее нации как высшей внеисторической и надклассовой формы общественного единства, как гармоничного, целого с тождественными основными интересами всех составляющих её социальных слоев, а также (в подавляющем большинстве случаев) на идее собственного национального превосходства и национальной исключительности, а значит национализм стоит на идеалистических позициях (это, в общем-то, банальность), и для него характерно все упомянутое выше. Поэтому отличительная черта националистической пропаганды и агитации это лукавость (скажем так). Во-первых, здесь приемлемо субъект-объектное отношение к получателю информации: идея же истинна, подтверждается верой, получателю не нужно уже ничего проверят или применять (это бесполезная трата времени и сил), ему (в идеале) дают готовую матрицу. Окормляющему главное донести до реципиента идею, каким образом это будет сделано — дело десятое. Поэтому, желая, напр., донести идею до реципиента через его рациональные установки, националист может «скипнуть» несколько ступеней в логической цепочке (особенно, если они связаны с неясностью, неопределенностью или предположениями), и начинать верить сразу в одно из промежуточных следствий (напр., если своя нация просто замечательная, а чужаки — исчадия ада, то логично предположить, что это недвусмысленно отражается в уголовной статистике, националист не пойдет смотреть статистику, он сразу с чувством скажет предполагаемому будущему адепту или оппоненту «посмотри уголовную статистику, тебе все сразу станет понятно», а если он-таки пойдет ее смотреть и с удивлением обнаружит не то, что ожидал, то просто не будет упоминать об этом, совершит умолчание; а при указании на нее кем-то другим скажет: «статистика умышленно искажена»; [стоит заметить, что она действительно может быть искажена, такой аргумент служит поводом для беспокойства если он голословен (напр., «эти источники считаются, а эти не считаются» без обоснования), не реалистичен (напр., «статистика из нескольких разных независимых источников врет») или часто используется]). Или, националист может передернуть: пересказать событие так, как это выгодно для идеи (подразумевается, что мы просто многого не знаем, но если идея верна, а она верна — зуб даю!, то иначе ведь и быть не может). Может немножко изобрести пару тройку «типичных» случаев из жизни, в самом деле, что же из-за того, что у него под рукой нет сейчас достоверного источника информации страдать истинной идее (идея истинна — верняк! Он, как бы, никого не обманывает). Может, даже, будучи бородатым мужиком-хоругвеносцем, насоздавать множество сокпаппетов виртуальных школьниц и рассказывать однотипные истории о собственном изнасиловании со стороны враждебных хоругвеносцу групп. Или допустимым считается, напр., создание провокационных журналов и страниц, на которых не ради высмеивания или троллинга (это можно понять), а на полном серьезе, с целью дискредитации автор будет говорить гадости от лица противника (почему нет, если это ради утверждения истинной идеи?). Или создание и подсовывание фальшивых инфоповодов, ради дискредитации всего остального приводимого оппонентом (вспомним Рукосылу; такого рода «деза» совершенно нехарактерна для движений стоящих на материалистических позициях, т.к. противоречит самим принципам убеждения и целеполагания, и совершенно естественна для национализма). Поэтому же для СССР обнаружение лжи и умолчаний в его собственной практике (независимо от того, были ли они использованы ради благой цели или нет) было серьезным идеологическим ударом в глазах оценивающих, стоящих на материалистических позициях; а для США, в глазах оценивающих, стоящих на идеалистических позициях — тьху! подумаешь, невидаль, мы же из лучших побуждений (for greater good), идея же истинна, чтобы сократить дорогу можно немного и срезать, плюс к тому богатейшие средства по морфингу интерпретаций происходящего (см. выше). Именно поэтом, кстати, Wikileaks не убъет Штаты.
Что это нам дает в практическом плане? В практическом плане, если вы не будете различать тех, кто к вам пришел, с какой целью и на каких позициях он стоит, вы не только не добьетесь его переубеждения, но и сами рискуете лишиться твердой базы, потому, что «окормляющий на доверии» будет безнаказанно скармливать вам ложную информацию (при этом даже искренне веря в сказанное им). Понимая, кто перед вами, вы можете решить, говорить ли с ним языком логики, передавать ли свое представление о мире с использованием его символического языка и обращения к эмоциям, или отказаться от общения в особо тяжелых случаях. Справедливости ради, следует сказать, что чистое поведение, четко следующее одному из этих подходов, встречается крайне редко (все мы несовершенны, даже если твердо решили следовать заявленным принципам). Но каких именно принципов придерживается человек, на каких именно позициях он стоит, в большинстве случаев можно догадаться после непродолжительного общения и анализа текстов.

Поэтому, когда уважаемая rakugan говорит: вот, люди пишут, «что они боятся из-за кавказцев пройти по улице», я думаю: может и боятся, а может это все тот же бородатый хоругвеносец.

ЗЫ: Каждый год декабрь, чем бы я ни занимался, месяц изнуряющего аврала (мне начинает чудится в этом что-то мистическое). Недавние события на Манежке дали столько вкусного, оч. вкусного сырого материала, что я внутренне безостановочно плачу горючими слезами от того, что у меня нет времени на извлечение настоящих перлов из этого потока навоза. Недавно, вот, читал дискуссию на милицейском форуме между СМами и залетными то ли националистами, то ли оч. тонкими троллями, то ли школьниками-недоумками (по аргументации различить невозможно), и те и другие стоят друг друга, и те и другие неимоверно доставляют (впрочем, перлы залетных ораторов, являющие противоречивую смесь маниакального возбуждения, параноидального страха и едва сдерживаемой агрессии, доставляют больше).

В связи с этим, у меня появилось сильное желание, где-нибудь на Лурке сделать Пособие для националиста, в котором изложить типичные аргументы в виде шаблонов, снабдив их пояснениями и иллюстрирующими примерами. Навроде:
«— Зачем ты избил случайного прохожего?
— А вам не жалко Свиридова?»
(Вариация на тему:
«— Сколько время?
— Луку мешок!»)

3. Перспектива и опасения
Люди, встревоженные видом отморозков, ожидают эскалации насилия и погромов. Смею высказать мнение, что это всего-лишь следствие того, что out of the blue люди получили интенсивную порцию информации о деятельности отморозков. Чего-то не было и, вдруг, оно здесь есть: орет, угрожает и нападает на прохожих. Реакция на черта из табакерки закономерная. На самом деле все то, что прогнозируется как будущее, уже давно существует и даже пошло на спад (в силу склонности подобных группировок и персонажей к самоисчезновению): в прошлые годы было разгромлено и закрыто несколько кровавых банд серийных убийц, отдельные персонажи отделались легко, иные получили весьма внушительные сроки. Не сказать, что их совсем не осталось, нападения на людей продолжаются, но проявляется и определенная реакция среды на бешеных собак (как со стороны государства, так и со стороны неформальной). Да, примерно с 2005 года в российских городах развернулась настоящая резня со стороны ошалевших от безнаказанности группировок наци (от рук убийц гибли не только нерусские, но и чем-то им неугодившие русские, от неформала до профессора). Просто все это шло и идет где-то фоном и не наполняет СМИ, редко всплывая лишь отдельными ровными клочками то тут, то там (то ли дело «преступления кровавой гэбни» — это идет нонстопом на контрасте со счастливой или романтической (когда про криминал) картинкой современности).
К тому же, если так можно сказать, после погрома на Манежной ситуация объективно даже улучшилась: то, что раньше было заметено под ковер, сегодня вышло наружу, и теперь об этом узнали все. Кризис состоялся, гнойник разорвался. Теперь многим стало понятно, какая опасность им грозит и со стороны кого, а разжигатели попали прямо в фокус общественного внимания, продемонстрировав свой «закон и порядок» прямо перед телекамерами. Сейчас об этом вынуждены говорить все от президента до ментов. Левые и антифашисты годами бились, чтобы привлечь к проблеме общественное внимание. И вот националисты сами… (как по пословице: «заставь дурака богу молиться…»).
То, что без СМИ это не касается непременно каждого объясняется тем, что хотя бытовой национализм и широко распространен, но активных отморозков-погромщиков не так уж и много. Их значительно меньше, чем численность гастарбайтеров, не говоря уж о всем объеме национальных меньшинств, представленном в преимущественно русских городах. К тому же они в массе своей достаточно трусливы: напр., после того как они избили огромной толпой прохожих и это показали по телевизору, немедленно началось открещивание националистических и проч. организаций, участвовавших в происходившем и по роду своей обычной деятельности занимающихся разжиганием и подстрекательством (характерно, что правоохранительные органы этого, как бы, не замечают, при всех разговорах о ст. 282 и «повальных преследованиях») — они испугались ответственности. После этого же события на упомянутом выше милицейском форуме появились персонажи, которые вдохновляли СМов не предавать народ, ажитированные самозародившимся в их среде слухом, что к Москве приближается колонна чеченского спецназа, посланная из Чечни. %)
Т.е., говоря о прогнозе, можно с достаточной уверенностью сказать, что то, чего опасаются люди, уже по факту свершилось и продолжается, просто оставалось незамеченным. Если экономическая ситуация значительно не ухудшится, то эскалация беспредела вряд ли возможна. Ну и, дорогие сограждане, наше государство будет с этим беспределом играццо в своих интересах, то выпуская бобиков, то обратно огораживая (об этом тоже не стоит забывать: следите за политическими и экономическими событиями).

Вот точки зрения, которые, по моему мнению, более-менее достоверно отражают сложившуюся ситуацию:
http://dobriykaban.livejournal.com/60166.html
http://community.livejournal.com/ru_antifa/477280.html

4. Техника безопасности
К мерам, перечисленным rakugan, я бы добавил следующие.
а) Не паниковать. Во-первых, не поможет, даже если бы и были основания для паники. Во-вторых, пока для этого нет оснований (см. п. 3). По численности агрессивные погромщики преимуществ не имеют (вспомните улицы рядом с мечетью на недавние мусульманские праздники: это только верующие и только мусульмане), по составу тоже. Среди ультраправых радикалов есть и мужики, но основную массу составляет безмозглая карлата. У гастеров основная масса мужики, причем занятые физическим трудом. В открытом столкновении, при хотя бы отдаленно сравнимой организации, у погромщиков нет шансов. Если такие столкновения состоятся, и рабочие начнут защищаться, то все это кончится жалобным плачем Ярославны поруганных погромщиков у стен милиции (ясное дело, с морем случайных жертв). Я думаю, что об этом стоит помнить всем: националистические погромы никому не нужны.

б) Не молчать. Нельзя соглашаться на роль молчаливой жертвы: дашь палец, откусят руку. Нужно требовать разбирательства по каждому погромному делу. Если надо, шуметь аж до заграницы (как показывает практика, мнение «партнеров» способно вразумить наших вертикальных гешефтмахеров).

в) Не бояться. Нужно говорить о проблеме, обозначать свое мнение, а не отмалчиваться, мол, меня/нас не тронут, ну и ладно, пронесет. Особенно это касается левых. Часто случается такое, что русские левые, видя сообщение об очередных зверствах от имени русских, испытывают жгучий стыд, и у них возникает желание замести это под ковер, замолчать. Иные бояться навлечь на себя гнев, выражением несогласия против неуправляемых отморозков. Так поступать нельзя. Их действия позорны — это факт, но говорить от имени русских они не имеют права. Русским с отморозками не по пути. Это надо все время подчеркивать.

г) Быть вежливым. Обращайся ко всем на Вы, не создавай конфликтных ситуаций, если можешь быть неправильно понят, улыбнись, извинись, уклонись от спора, скажи «Вы правы» и иди своей дорогой (в вежливости ничего унизительного нет, вспомните, что, напр., аристократы различных народов отличались подчеркнуто вежливыми манерами).

д) Организовывать взаимопомощь. Следует «прислониться» к какой-либо близкой по духу массовой организации (возможно не одной): культурной, религиозной, профсоюзу, партии и т.д. Платить взносы, в случае форс-мажора не метаться в одиночку, а действовать сообща. Организации имеют юристов и в сл. чего реально помогают.

Пример одной из организаций:
Профсоюз трудящихся мигрантов
http://profmigr.com/
info (гаф-гаф) profmigr.com
Ребята культурные, ни разу не агрессивные. Проводят среди приезжих ликбез на счет норм поведения и культурных различий. Работают юристы, помогают в трудных ситуациях. Выпускается газета «Вести трудовой миграции» на русском языке. В профсоюзе на начало 2009 г. состояло примерно 15 тыс. человек из всех стран СНГ и др. государств.


Можно создать список подобных организаций. Также имеет смысл подумать о налаживании отношений между организациями, включая левые, антифашистские, правозащитные, договориться о координации.

е) Вооружаться. В сложившейся ситуации желательно иметь при себе легальное оружие самообороны (или, хотя бы, слесарный инструмент), и уметь им пользоваться. В случае нападения, бить/стрелять на поражение (лучше сидеть в тюрьме, и то не факт, т.к. самооборона оправданна, чем лежать под землей). Если число «успешных» нападений снизится, это сильно поуменьшит прыть и количество желающих нападать.

Эти предложения адресованы ко всем без исключения, не только нацменам. Мы не такие слабые, как нам кажется. А они не такие сильные, как кажется им. Речь идет, как вы понимаете, об интернациональном делении на людей и отморозков.


5. Об устройстве мира и свободе слова
А вот курьезный «правдивый» ролик с CNN о событиях на Манежной.


http://www.youtube.com/watch?v=eu59s1PVkLI&feature=player_embedded

Перевод:
Более трех тысяч человек выступили с протестом в восточной части России против предлагаемых изменений часовых поясов. Они скандировали: «Верните нам наше время!»

Президент России Дмитрий Медведев хочет еще больше сократить разницу во времени между этим регионом и Москвой для разрешения транспортных и коммуникационных вопросов.
В марте в стране уже была сокращена разница во времени. Протестующие заявляют, что эти изменения привели к увеличению потребления энергии, а также к тому, что ночь начала наступать уже в середине дня.

(Источник перевода: http://inotv.rt.com/2010-12-12/ZHiteli-regionov-ne-hotyat-perehodit )

Слушайте, а ведь они же нам в таком же духе и новости о КНДР передают, да.
Неужели западные журналисты настолько непрофессиональны, что не в состоянии достоверно выяснить реальные место и причины происходящего? Сомневаюсь. То, что они не стали использовать такой вопиющий повод в политической пропаганде (даже euronews целомудренно промолчало, хотя подобное их конёк, о погромах в Молдавии, напр., они заливались неделю), недвусмысленно говорит о том, что в реальности они не рассматривают нынешнюю власть в России как чужую (все пикировки, это игра на публику) и у них здесь есть совершенно конкретный бизнес-интерес. Нобелевские диссиденты нобелевскими диссидентами, но вложенные инвестиции должны быть отбиты без вопросов. В том же Химкинском лесу их интересы есть. Так что заграница, дорогие мои, нам в случае чего точно не поможет.