storyteller

Ливия, ее соседи и немного политэкономии



2. Место стран региона в международном разделении труда

Сегодня и уже оч.-оч. давно ни в одной стране мира процессы, происходящие в ней, не являются изолированными. Системный анализ ситуации требует учета всех вовлеченных сил. Обрезать картинку и ограничиваться лишь страновыми рамками — это фарисейство. При таком кадрировании запросто от спрута в поле зрения может остаться лишь кончик щупальца, сильнейший может превратиться в слабейшего, а пожирающий и пожираемый могут поменяться местами.

В табл. 1 приведены некоторые существенные экономические характеристики по странам региона (Ливия и ее окружение). Данные взяты из ангажированного ЦРУшного источника [1], от чего они здесь только выигрывают, ибо это снимает возможные обвинения в предвзятости.

Таблица 1. Экономические характеристики Ливии и ее окружения

Показатели

Ливия

Египет

Судан

Чад

Нигер

Алжир

Тунис

GDP (purchasing power parity), billion $

       

2010

89,03

500,90

98,79

18,59

10,58

254,70

100,30

2009

86,19

475,70

93,91

18,20

10,22

244,60

97,03

2008

86,77

454,80

90,12

18,49

10,35

239,40

94,22

GDP (official exchange rate), billion (2010 est.)

77,91

216,8

65,93

7,59

5,6

159

43,86

 GDP - real growth rate

       

2010

3,30%

5,30%

5,20%

2,00%

3,50%

4,10%

3,40%

2009

-0,70%

4,60%

4,20%

-1,60%

-1,20%

2,20%

3,00%

2008

2,70%

7,20%

6,60%

10,70%

9,30%

2,80%

4,60%

GDP - per capita (PPP), $

       

2010

13 800

6 200

2 200

1 800

700

7 400

9 500

2009

13 600

6 000

2 200

1 800

700

7 200

9 300

2008

14 000

5 900

2 200

1 800

700

7 100

9 100

GDP - composition by sector

       

agriculture

2,60%

13,50%

32,10%

50,50%

39,00%

8,30%

10,60%

industry

63,80%

37,90%

29,00%

7,00%

17,00%

61,50%

34,60%

services

33,60%

48,60%

38,90%

42,50%

44,00%

30,20%

54,80%

Labor force, million

1,729

26,100

11,920

4,293

4,688

9,877

3,860

Labor force - by occupation

    

(1995)

 

agriculture

17,00%

32,00% (2001)

80,00%

80,00%

90,00%

14,00%

18,30%

industry

23,00%

17,00%

7,00%

20,00%

6,00%

13,40%

31,90%

services

59,00%

51,00%

13,00%

 

4,00%

72,60%

49,80%

Unemployment rate

   

NA

NA

  

2010

9,70%

9,90%

14,00%

2009

9,40%

10,20%

13,30%

2008

30,00% (2004)

18,70% (2002)

Population below poverty line (~2003-2007)

NA

20,00%

40,00%

80,00%

63,00% (1993)

23,00%

3,80%

Investment (gross fixed), of GDP

13,20%

18,40%

20,20%

14,80%

27,50%

26,10%

Industries

petroleum, petrochemicals, aluminum, iron and steel, food processing, textiles, handicrafts, cement

textiles, food processing, tourism, chemicals, pharmaceuticals, hydrocarbons, construction, cement, metals, light manufactures

oil, cotton ginning, textiles, cement, edible oils, sugar, soap distilling, shoes, petroleum refining, pharmaceuticals, armaments, automobile/light truck assembly

oil, cotton textiles, meatpacking, brewing, natron (sodium carbonate), soap, cigarettes, construction materials

uranium mining, cement, brick, soap, textiles, food processing, chemicals, slaughterhouses

petroleum, natural gas, light industries, mining, electrical, petrochemical, food processing

petroleum, mining (particularly phosphate and iron ore), tourism, textiles, footwear, agribusiness, beverages

Industrial production growth rate (2010)

2,70%

5,50%

3,50%

3,00%

5,10%

4,80%

1,60%

Exports, billion $

       

2010

44,89

25,34

9,78

3,04

52,66

16,11

2009

37,16

23,09

7,56

2,71

43,69

14,42

2008

    

0,43 (2006)

  

Exports — commodities

crude oil, refined petroleum products, natural gas, chemicals

crude oil and petroleum products, cotton, textiles, metal products, chemicals, processed food

oil and petroleum products; cotton, sesame, livestock, groundnuts, gum arabic, sugar

oil, cattle, cotton, gum arabic

uranium ore, livestock, cowpeas, onions

petroleum, natural gas, and petroleum products 97%

clothing, semi-finished goods and textiles, agricultural products, mechanical goods, phosphates and chemicals, hydrocarbons, electrical equipment

Exports — partners

Italy 37.65%, Germany 10.11%, France 8.44%, Spain 7.94%, Switzerland 5.93%, US 5.27% (2009)

US 7.95%, Italy 7.26%, Spain 6.78%, India 6.69%, Saudi Arabia 5.53%, Syria 5.3%, France 4.39%, South Korea 4.27% (2009)

China 58.29%, Japan 14.7%, Indonesia 8.83%, India 4.86% (2009)

US 90.06%, France 4.81%, China 1.6% (2009)

France 52.63%, Nigeria 22.43%, US 18.24% (2009)

US 23.2%, Italy 17.23%, Spain 10.83%, France 7.97%, Canada 7.65%, Netherlands 5.19%, Turkey 4.22% (2009)

France 29.6%, Italy 21%, Germany 8.8%, Libya 5.8%, Spain 5%, UK 4.8% (2009)

Imports, billion $

      

2010

24,47

46,52

8,48

2,63

37,07

20,02

2009

22,01

45,56

8,25

2,54

39,10

18,12

2008

    

0,80 (2006)

  

Imports — commodities

machinery, semi-finished goods, food, transport equipment, consumer products

machinery and equipment, foodstuffs, chemicals, wood products, fuels

foodstuffs, manufactured goods, refinery and transport equipment, medicines and chemicals, textiles, wheat

machinery and transportation equipment, industrial goods, foodstuffs, textiles

foodstuffs, machinery, vehicles and parts, petroleum, cereals

capital goods, foodstuffs, consumer goods

textiles, machinery and equipment, hydrocarbons, chemicals, foodstuffs

Imports — partners

Italy 18.9%, China 10.54%, Turkey 9.92%, Germany 9.78%, France 5.63%, Tunisia 5.25%, South Korea 4.02% (2009)

US 9.92%, China 9.63%, Germany 6.98%, Italy 6.88%, Turkey 4.94% (2009)

 

China 21.87%, Saudi Arabia 7.22%, Egypt 6.1%, India 5.53%, UAE 5.3% (2009)

France 17.74%, Cameroon 12.7%, China 11.23%, US 7.59%, Italy 6.54%, Ukraine 5.33%, Netherlands 4.37% (2009)

China 16.32%, France 15.95%, Netherlands 7.66%, Algeria 7.15%, French Polynesia 6.11%, Nigeria 5.48%, Cote d'Ivoire 4.15%, US 4.05% (2009)

France 19.7%, China 11.72%, Italy 10.19%, Spain 8.13%, Germany 5.77%, Turkey 5.05% (2009)

France 20.1%, Italy 16.4%, Germany 8.8%, China 5%, Spain 4.5%, US 4% (2009)

Public debt

3.3% of GDP (2010 est.)

3.9% of GDP (2009 est.)

80.5% of GDP (2010 est.)

80.9% of GDP (2009 est.)

94.2% of GDP (2010 est.)

105.1% of GDP (2009 est.)

25.7% of GDP (2010 est.)

20% of GDP (2009 est.)

49.5% of GDP (2010 est.)

47.1% of GDP (2009 est.)

Debt - external, billion $

$6.378 billion (31 December 2010 est.)

$5.891 billion (31 December 2009 est.)

$30.61 billion (31 December 2010 est.)

$29.66 billion (31 December 2009 est.)

$37.98 billion (31 December 2010 est.)

$35.71 billion (31 December 2009 est.)

$NA (31 December 2010 est.)

$1.749 billion (31 December 2008 est.)

$2.1 billion (2003 est.)

$4.138 billion (31 December 2010 est.)

$5.413 billion (31 December 2009 est.)

$18.76 billion (31 December 2010 est.)

$19.6 billion (31 December 2009 est.)

Внешний долг, % (расчетн., отношение последнего долга к последнему ВВП по обменному курсу)

8,19%

14,12%

57,61%

23,04%

37,48%

2,60%

42,77%

Stock of direct foreign investment - at home, billion $

$18.64 billion (31 December 2010 est.)

country comparison to the world: 70

$15.56 billion (31 December 2009 est.)

$72.41 billion (31 December 2010 est.)

$66.71 billion (31 December 2009 est.)

$NA (31 December 2010)

$4.5 billion (2006 est.)

$19.34 billion (31 December 2010 est.)

$17.34 billion (31 December 2009 est.)

$33.56 billion (31 December 2010 est.)

$31.86 billion (31 December 2009 est.)

Stock of direct foreign investment - abroad, billion $

$15.32 billion (31 December 2010 est.)

country comparison to the world: 49

$13.92 billion (31 December 2009 est.)

$4.9 billion (31 December 2010 est.)

$4.272 billion (31 December 2009 est.)

NA

$1.844 billion (31 December 2010 est.)

$1.644 billion (31 December 2009 est.)

$251 million (31 December 2010 est.)

$233 million (31 December 2009 est.)



Какие выводы можно сделать из этих данных?
Данные по экспорту, импорту, прямым инвестициям, а также оценки ВВП позволяют заключить, что все эти страны:
а) в значительной степени вовлечены в международное разделение труда;
б) практически все ориентированы на США или страны ЕС (за исключением Судана, он ориентирован на Китай, Индию и арабские страны);
в) выполняют роль сырьевых придатков;
г) в большей или меньшей степени, выполняют роль поставщика рабочей силы (это те страны, где и сосредотачивается реальное производство, в котором и создается прибавочная стоимость; т.е., другими словами можно сказать, что именно на рабочих таких стран ложится основное бремя в международной системе эксплуатации).

Пункты (а-в), полагаю, очевидны: (а) следует из значительного объема внешнеторговых сделок; (б) — из структуры экспорта и импорта по торговым партнерам; (в) — из структуры экспорта и импорта по товарным категориям.

На п. (г) следует остановиться подробнее.

Обратите внимание на показатели прямых иностранных инвестиций (Stock of direct foreign investment - at home/abroad). Это ни что иное как переток капитала в погоне за большей нормой прибыли. Это одна из форм вывоза капитала, того явления, которое Ленин выделял в один из признаков империализма.

Превышение входящих инвестиций над исходящими характеризует страну как страну, где создается реальная стоимость, страну-рабочего. Ранее такие страны называли государства-должники. Если с инвестициями дела обстоят с точностью до наоборот, — страна экспортирует капитал, — то такую страну характеризуют как страну-капиталиста, или как говорили раньше государство-ростовщика или государство-рантье.

Мы видим, что для всех стран, кроме Ливии, по которым данные представлены, величины входящих в страну прямых инвестиций превосходят исходящие, на порядки. По Судану, Чаду и Нигеру данные по прямым иностранным инвестициям отсутствуют. Это глубоко аграрные страны, что можно видеть из структуры ВВП и структуры занятости. По странному стечению обстоятельств это те страны, которые изначально ориентировались на кап. лагерь. Из них совсем чуть-чуть по экономическим показателям выбивается Судан, где в начале 1970-х был небольшой крен в сторону социализма. Судан имеет внешнеторговые отношения с Китаем, Индией, др. странами Азии и арабского мира. Сегодня, экономические отношения Запада с Суданом разорваны. На тамошнего президента Омара Хасана Ахмеда аль-Башира выдан международный ордер на арест (я запамятовал, есть ли преступления в которых не обвинил его Международный уголовный суд (МУС) из Гааги). Пендосы котируют его как худшего диктатора современности, и бабла ему больше не дают. Китайцы, индийцы и японцы, между тем, не гнушаются.
Те же страны, для которых отмечен значительный приток иностранных инвестиций, — это Египет, Алжир, Тунис, Ливия, — являются странами индустриально развитыми. Интересная закономерность: наблюдается отчетливая корреляция между более высокими уровнем экономического развития и качеством жизни — и историческим опытом социалистических преобразований и их глубиной. Государства этого региона, которые стартовали в буржуазные отношения с социалистических позиций сегодня «мистическим образом» являются более развитыми и более социально благополучными.
Что касается Ливии, то, в отл. от других индустриальных стран региона, разрыв между входящим и выходящим потоками прямых инвестиций для нее не столь значителен (18,64 млрд долл. / 15,32 млрд долл.; у др. стран, повторюсь, разница на порядки). Это может говорить, либо о том, что через Ливию идут транзитные финансовые потоки (о ливийском офшоре мне не известно); либо о том, что ливийская сторона из продажи ресурсов западным странам извлекает более высокую ренту, чем соседи, и имеет возможность этот доход реинвестировать (были многочисленные сообщения об участии ливийского капитала в различных европейских компаниях, в т.ч. весьма прибыльных). Это же значит, что западные партнеры выжимают из сегодняшней Ливии меньшую часть прибавочной стоимости, чем они могли и хотели бы выжимать.

Левыми, которые «за порядок», в качестве аргумента выдвигался тезис о том, что, мол, в странах этого региона нет сформировавшегося рабочего класса, а посему нет действительной силы для осуществления прогрессивных преобразований, даже если действительно есть революционная ситуация (зачастую в обоснование этого приводились мнения о том, что тамошние арабы-мусульмане криворуки и не умеют работать, или вообще глубокие наблюдения, типа: «я был в Египте на пляже, они все-там-черные-и-чмошные,-не-то,-что-мы-белыеипотомкивеликихпредков,явсехихненавижу,онинеумеютработать!»).

Объем прямых иностранных инвестиций в индустриальные страны данного региона эти инсинуации опровергает.

Вот, для наглядности, сравните объемы этих инвестиций:
Ливия — 18,64 млрд долл.
Египет — 72,41 млрд долл.
Алжир — 19,34 млрд долл.
Тунис — 33, 56 млрд долл.
с ВВП (по обменному курсу) знакомых вам стран:
Латвия — 23,39 млрд долл.
Литва — 35,73 млрд долл.
Эстония — 18,8 млрд долл.
Молдова — 5,357 млрд долл.
Грузия — 11,23 млрд долл.
Сербия — 38,92 млрд долл.
Т.е., напр., в Египте одним только иностранным капиталом в течение года 7 раз, как минимум (мы не знаем норму отдачи на инвестиции, можем лишь догадываться, см. ниже), воспроизводится весь ВВП Грузии.
Обратите также внимание на то, что объемы прямых иностранных инвестиций в Ливию и Алжир существенно ниже, чем в Тунис и Египет. Это указывает на сравнительную степень интегрированности этих стран в систему международного разделения труда (и, соотв., зависимости их от иностранных партнеров).

Такие объемы инвестиций говорят нам, во-1х, о том, что для приведения в движение и умножения такой массы капитала нужна соответствующая масса рабочих. Переток капитала это не благотворительность, не забота о всемирной модернизации и проч. благодушное бла-бла, это погоня за прибылью (к сожалению, ЦРУшные составители умалчивают о самом интересном, о норме прибыли, о ROI; самый важный для капитала показатель скрыт от любопытных глаз). А единственный источник стоимости — труд. И такая масса рабочих есть, см. структуру занятости по секторам. Причем индустриальный сектор наиболее выражен в Тунисе, Ливии и Египте, а структура занятости схожа со структурой занятости в таких странах как: Белоруссия, Болгария, Чили, Колумбия, Греция, Казахстан, Перу, Филиппины, Польша, Португалия, Румыния, Россия, ЮАР, Таиланд, Турция, Украина, Венесуэла, Вьетнам.
Для сравнения также можно указать, что в предреволюционной России доля занятых в аграрном секторе оценивалась величиной от 76,5 % [2] до 80 % [3]; доля занятых в промышленности — от 11,6 % [2] до 17 % [3]. Это гораздо ближе к сегодняшнему Судану, чем к др. индустриальным странам региона, но революционный потенциал Российской Империи вряд ли у кого вызывает сомнения.

Во-2х, этим (объемами инвестиций) доказывается, что рабочие данных стран работать-таки умеют (в практичности капитала сомневаться оснований нет), что бы там ни причудилось российскому туристу-хомячку в образах египетских официантов (видимо они хорошо работают, раз всякий клиент-задрот, наскребший на Египет, может на недельку почувствовать себя там поистине белым человеком и отдохнуть от постоянного пребывания в коленно-локтевой позе).

Таким образом, эти страны-рабочие (мировые мастерские, а заодно и мировые массажные, если хотите) в мировом масштабе эксплуатируются странами-капиталистами (центры финкапа) совершенно так же, как это происходит при эксплуатации рабочего капиталистом на микроэкономическом уровне. С другой стороны, существуют и иные механизмы обеспечения перелива доходов. К каковым, к примеру, относятся различия в валютных курсах (за счет отклонения от реального).

Превышение ВВП по паритету над ВВП по обменному курсу характеризует страну как зависимую, эксплуатируемую: фактическая стоимость, производимая в стране выше чем ее цена на мировом рынке (за счет занижения курса валюты). Чтобы наглядно пояснить это, условно ограничимся экономикой с единственным товаром, скажем «гвоздем», и упрощенно представим, что в стране А наш гипотетический «гвоздь» стоит 10 руб., в стране Б — 1 долл., официальный обменный курс — 30 руб./долл. Тогда для капиталиста страны Б тот же гвоздь в стране А стоит не 1 долл., а всего 1/3 долл. и он на тот же доллар, что стоит его гвоздь в стране Б, теперь может купить целых 3 гвоздя. Соответственно, при прочих равных, валюта страны А недооценена в 3 раза.
Обратное соотношение характеризует страну как бенефициара, эксплуатирующую: фактическая стоимость, производимая в стране ниже, чем ее цена на мировом рынке (за счет завышения курса валюты, обеспечиваемого финансовыми и политическими средствами, происходит перераспределение стоимости в пользу данной страны: на свои переоцененные деньги она может приобрести у стран с недооцененной валютой больше реальной стоимости; или капиталист страны-бенефициара может приобрести или произвести продукт по ценам зависимой страны, снабдить его атрибутами собственного бренда и продать фактически тот же самый продукт на защищенном барьерами рынке страны-бенефициара по иным, более высоким ценам).
Степень отклонения друг от друга этих двух показателей указывает на степень перелива стоимости, создаваемой этой страной, в пользу внешнеторговых партнеров (впрочем, при достижения определенного уровня экономической мощи, эта разница потенциалов может быть полем для маневра, чем, напр., активно пользуется легко проникающий через барьеры Китай, вызывая лютый батхёрт у западного мира своей «искусственно заниженной» валютой). Разрыв между оценками ВВП представлен в табл. 2.

Таблица 2. Разрыв в оценках ВВП по паритету покупательной способности и по официальному курсу

Показатели

Ливия

Египет

Судан

Чад

Нигер

Алжир

Тунис

GDP (purchasing power parity), billion $ (2010 est.)

89,03

500,90

98,79

18,59

10,58

254,70

100,30

GDP (official exchange rate), billion (2010 est.)

77,91

216,8

65,93

7,59

5,6

159

43,86

Разрыв, млрд долл.

11,12

284,1

32,86

11

4,98

95,7

56,44

Разрыв, в % от ВВП по официальному курсу

14,3

131,04

49,84

144,93

88,93

60,19

128,68



Как мы видим, из всех стран разрыв минимален у Ливии, причем с большим отрывом от остальных. Это указывает на то, что, участвуя в международном разделении труда, Ливия из всех рассматриваемых здесь стран подвергается наименьшей межстрановой эксплуатации, т.е. ливийский режим оставляет значительную часть выжатой из рабочих прибавочной стоимости в распоряжении страны (абсолютные величины разрыва в международном масштабе можно рассматривать как своего рода прибавочную стоимость, а относительные — как норму прибавочной стоимости). Это, опять же, не может не огорчать западных партнеров. Вы только посмотрите, условно говоря (можете представить себе гипотетический пример, когда иностранный капиталист-инвестор производит/покупает в зависимой стране продукт «алюминиевая ложка» по локальным ценам и перепродает его в метрополии под модным брендом «ИКАЮ» по ценам метрополии): процент на вложенный капитал в Египте не менее 131 % — вау! это оч. вкусно!; а в Ливии несчастному капиталисту с уникальной ложки достается каких-то 14,3 % — да это же полное отсутствие Свободы и Демократии! куда же смотрит, блин, Клинтон?!

Хотя из всех стран Ливия является наиболее урбанизированной и демонстрирует наиболее высокую степень индустриализации (возможно соперничая здесь с Тунисом), структуры экономик Египта и Туниса представляются более диверсифицированными, что можно видеть по разнообразию экспортируемых товаров и по глубине просаживания темпов прироста во время последнего кризиса (более глубокое просаживание этого показателя, с уходом в минус, во время мирового финансового кризиса может говорить об узкой экспортной специализации, меньшей устойчивости (падение спроса на одни товарные группы не компенсируется за счет других товарных групп) и большей чувствительности экономики страны к колебаниям мировой конъюнктуры). Значительный вклад в ВВП Египта и Туниса вносит туризм (продажа внешнему миру рекреационных услуг, для чего регион подходи идеально), поэтому (львиная доля выручки от связанных с туризмом услуг не учитывается в экспорте) объемы их экспорта заметно уступают объемам экспорта Ливии и Алжира, которые ориентированы больше на индустриальную составляющую и не имеют возможности развивать туристическое направление по понятным причинам (в Алжире, после свертывания соц. режима, стартовало кровавое противостояние с исламскими радикалами, с их риторикой джихада против внешних врагов; Ливия подвергалась международным санкциям, последний бан продлился с 1992 по 2004 гг. и был окончательно снят лишь к 2006 г., и постоянной травле/демонизации в западных СМИ, что исключало развитие данного направления).
Интересно будет заметить, что структура экспорта перечисленных стран (из числа индустриальных) в целом совпадает с российской (если оставить в стороне гражданскую и военную продукцию дожираемых советских производств, которая в российском экспорте не является определяющим компонентом, где-то 5 %, а после таких закидонов, как отказ поставлять Ирану оговоренное контрактом вооружение; или голосование за эмбарго против Ливии и требование расчетов за непоставленное оружие, думаю, все меньше и меньше будет дураков связываться с Россией).
На примере данных стран видно, что политика это продолжение экономики. Такие страны как Египет и Тунис полностью и без оговорок интегрированы в вертикальные экономические структуры Запада (на правах зависимых стран-рабочих), в проводимой ими политике они полностью следуют в западном фарватере. Поэтому и Бен Али и Мубарак, как показали недавние события, для США, ЕС и их клевретов, «свои сукины сыны» не только на словах, но и на деле. Ливия, осуществляющая относительно независимую экономическую политику, тем самым снижая уровень эксплуатации и уменьшая прибыли стран-капиталистов, способна проявлять независимый характер и на политической сцене (см., напр., контакты Ливии со странами нон грата, политические войны с отдельными европейскими странами, или скандальный демарш Каддафи на Генассамблее ООН в 2009 г.). Отсюда и всегда раздраженное отношение к Каддафи, даже при, казалось бы, полностью нормализовавшихся отношениях (западные СМИ никогда не переставали клевать его, представляя как что-то извращенно-ненормальное и чуждое (ливийский фрик), с чем приходится мириться, «потому что у него есть нефть»). Суданский же режим, совершенно выпавший из западных экономических схем, и, что даже хуже, полностью переключившийся на восточных гигантов, вообще вычеркнут из списка рукопожимаемых и поставлен в стек на уничтожение (просто, пока руки заняты).


Содержание:

Ливия, ее соседи и немного политэкономии: Место стран региона в международном разделении труда. — http://comrade-vader.livejournal.com/23195.html
Ливия, ее соседи и немного политэкономии — продолжение 2: Демография и социальная политика. — http://comrade-vader.livejournal.com/23405.html
Ливия, ее соседи и немного политэкономии — продолжение 3: Классовый анализ. — http://comrade-vader.livejournal.com/23772.html
Ливия, ее соседи и немного политэкономии — продолжение 4: Ход событий и стратегии. — http://comrade-vader.livejournal.com/23850.html
Насчёт нормы прибыли. Если ты посмотришь "rate of return", то получишь то, что хочешь :)

Смотри для Египта PDF
Угу, но это не совсем то, что я хочу. ) Я хотел бы ROI именно на Stock of direct foreign investment отдельно по home, отдельно по abroad, по всем странам и из одного источника. :)
К тому же мне не совсем понятно, что именно в этом Working Paper по Египту за показатели приводят.
Economic Rate of Return (IRR?), Financial Rate of Return. Что должны означать отрицательные величины?

Но зато вот это порадовало:
«Unfortunately, there tends to be a high divergence between the economic and financial profitability for most of the Egyptian manufactures. Meaning that, the industries that seem to be financially highly profitable to investors tend to be with a very low benefit to the economy. This may be due to the high protection and the subsidizing of industries that tend to be inefficient or with a low benefit to the economy in terms of foreign exchange, employment, and value added, which ends up giving the investors in these industries very high profits.»

Вот эти-то very high profits of investors и интересны. )
Не, ну это уже тема совсем уж специальных исследований. Я видел много балансов, и в основном там фигурирует именно что ROR. Так что такое сильно поискать придётся для Северной Африки.
Ну это-то понятно. Мой же риторический вопрос касался того, почему ЦРУ такие показатели не публикует (и никогда не опубликует). Это ж контора с возможностями, ведь и существующий фактбук не за полчаса на коленке сделан.

Да, я — раскатал губу! ) Впрочем, при необходимости можно задаться целью выкурить собственную методику косвенной оценки.

Вот, буквально только что попалось на глаза в бумажной прессе (погуглил, нашел ссылку): Harley-Davidson начал переезд в Индию, помимо прочего сообщается, что цена собираемой там на 60 % из локальных комплектующих марки может быть снижена на 40-45 %. Это плюс к уже имеющейся норме прибыли. Если пересчитать норму прибыли, нефигово получится, правда? В российской экономике (да, думаю, и в индийской) ни в одной из отраслей официально такой рентабельности нет. В развитых странах такого не дают даже венчуры. И это только то, что высовывается на поверхность.
Вдогонку
http://kp.ru/daily/25647/811334/
« Очень странно такое резкое изменение отношений на фоне того, что первые три иностранные компании, которые в январе 2005 года выиграли первый тендер по нефтегазовым концессиям, были американские. Условия по соглашениям раздела продукции (СРП) они получали очень хорошие, по сравнению даже с россиянами. Наши компании – «Газпром», «Татнефть», работавшие в Ливии, по условиям соглашения с Национальной нефтяной корпорацией работают всего за 10,5% от того, что добудут. При этом надо учесть, что разработка самих месторождений занимает от двух до трех лет в среднем.
Очень большие средства уходят на то, чтобы до этой нефти добраться. И на это все средства компания вкладывает свои же, или заемные. "Западники" же, по сравнению с нами, жили куда лучше. Например, «Бритиш Петролеум» по СРП получила 52% здесь! А в среднем – от 20
до 50».

Увеличение доли отдельным компаниям — это политический откуп. Но, все равно, мало и риск ненадежного поставщика.
Re: Вдогонку
В викисливе есть пояснения на эту тему. Америкосы начали работать в Ливии, еще в период действия санкций. В первую очередь это Oasis Group (Marathon, ConocoPhillips и Amerada Hess). Chevron и ExxonMobil - занимались только разведкой. В 2008 г. Каддафи решил изменить договоры о "разделении продукции" с иностранными компаниями. Первыми под раздачу попали итальянцы (ENI). Русские и китайцы заходили позже и (по-моему речь шла даже о 10,2%) эти цифры есть суть их предложений, ну а ливийцы радостно согласились.
Хм. И почему я без подобных подробных рассуждений тоже и давно пришёл к выводу, что конфликт в Ливии классовый, и что роль Полковника прогрессивна (хотя и несколько недостаточно прогрессивна)? Умный я, что ли? :) Или просто повезло.

Автору респект, чё.
А нет ли у Вас данных по количеству гастарбайтеров и уровне их жизни относительно коренного ливийского населения, до конфликта?
К сожалению нет.
Но кое-какие выводы можно сделать по косвенным данным. Напр., по миграционным потокам в индустриальных странах региона. Чистый отток нулевой. Через Ливию и др. страны (Египет, Алжир, Тунис) транзитом рабочая сила двигалась в Европу, при этом в саму Ливию притекали рабочие руки, что компенсировало отток (см. таблицы в след. части).
В Ливию стекалась рабочая сила не только из бедных африканских стран, но и из республик бывшего СССР, Китая, Индии, Европы, тех же Египта, Туниса и проч. Об этом было много репортажей в начале конфликта, когда из Ливии совершили исход порядка 1 млн иностранных рабочих.
Приток рабочей силы из республик СССР, европейских стран — медработников, инженеров, строителей, поваров (сейчас захваченных поваров мятежники пытаются представить как снайперов) и т.п. — указывает на то, что трудовые условия для гастарбайтеров там, оказались предпочтительнее трудовых условий в собственных странах.

Ну и ещё встречаются интервью самих беженцев. Вот, напр., франкоговорящий негр рассказывает, как ему жилось в Ливии до войны (с женой и двумя детьми) и почему он бежал: http://www.youtube.com/watch?v=qZQiilLbEk0
Там английские субтитры. Интервью с ним в конце ролика.
Численность населения Ливии 5700000. Гастарбайтеры 1000000. то есть каждый шестой. Закрадывается сомнение, а занимались ли сами ливийцы производительным трудом, проще говоря были ли ливийцы среди ливийских пролетариев?
Я не вижу никаких оснований отказывать им в этом. Растущей экономике требовались рабочие руки, она их привлекала. По этой же причине они активно вовлекали в состав рабочей силы женщин (как следствие этого — освобождение женщины, уравнивание в правах и всё такое). Процесс не равномерный во времени, в последние годы подзатухший, но всё же.
Сейчас Россия (по иной, правда, причине) привлекает рабочие руки из бывших союзных республик. Я рискую соврать, ибо говорю на память, но в Москве трудовой мигрант каждый второй (не обязательно «чёрный»). В известной мне военной поликлинике, к примеру, как минимум треть работающих врачей приезжие. Значит ли это, что москвичи не входят в состав рабочей силы? Едва ли.

Опять же, вопрос о пролетариях. То, что гастарбайтеры заняты на менее престижных работах (хоть в Ливии, хоть где) — это очевидно. Ливийцы в составе рабочей силы, получая социальные выплаты от государства, может быть и не попадали в пролетарии в той мере, как иностранцы, но производительным трудом без сомнения занимались (воспроизводились как специалисты, в том числе и заграницей, были представлены в составе рабочей силы самых разных специальностей: врачи, медперсонал, сварщики/механики и проч., куда человека без квалификации, а то и элементарной грамотности просто не возьмёшь). Какую там долю составляли занятые непроизводительным трудом, а также мелкая буржуазия, я бы сам хотел взглянуть на такие оценки.
Стив Джобс вполне себе занимается производительным трудом.

Все-таки Вы как никак замахнулись на классовый анализ, так начните прежде всего с выяснения класоовой структуры, и нахождения эксплуатируемых класоов. Лично я таковых среди ливийцев не вижу, даже те, кто занимается производительным трудом и производит реальную стоимость находится в разряде рабочей аристократии, то есть покупается по очень высокой цене, не покрываемой производимыми ими ценностями. Благо подобное возможно за счет нефти. Модель близкая Саудовской Аравии, Эмиратам, Катару. Разница только в том, что Каддафи поставил на эгалитаризм, то есть на распределение нефтяной ренты более менее равномерно на все население, и на директивное вложение части этой ренты в развитие страны. Естественно за это ему честь и хвала. Но такая ситуация и рядом с пролетарским социализмом не лежала. Это если так можно выразиться левый (левейший) вариант национал-социализма. Ведь нефтяная рента из воздуха не берется, в конечном счете она гдето в мире создается за счет прибавочного труда каких-то эксплуатируемых пролетариев. Возможно даже Каддафи это где-то понимал и часть средств тратил на нечто вроде подготовки к мировой революции, которая осовбодила бы от эксплуатации всех. Но жестокая реальность заставляла его большую часть вкладывать в свою страну, чтоб народ не взбрыкнул. И чем больше народ богател тем больше он требовал. Собственно именно превышение этого требования со стороны народа над возможностями обеспечения этих требований и послужило основной причиной выступлений. Плюс имущественное расслоение, которое все больше и больше усиливается, и ручки богатеющих тянутся к основному богатству Ливии, они-то уже не хотят делиться и работать на страну как Каддафи, эти гребут под себя. При этом у них уже образовались приличные средствва для организации реального сопротивления режиму полковника. А если добавить еще элемент сговора этих новых ливийцев с заграницей, то картина завершена.
Евгений, мне Ваша позиция по этому вопросу кажется крайне слабой, что меня опечаливает. Но отрадно уж то, что, насколько я могу судить, Вы корректируете её в правильном направлении.

Во-1х, Вы в своих рассуждениях допускаете ряд принципиальных ошибок, что, как минимум, указывает на то, что Вам нужно освежить определения.

Стив Джобс не занимается производительным трудом, т.к. производительна лишь та рабочая сила, труд которой создает стоимость больше той, которая затрачивается на данную рабочую силу. Очевидно, никакой труд никакого Стива Джобса, даже если он продуктивен, не стоит той массы дохода, которая переливается в его карман. Джобс не создает прибавочной стоимости.

Рабочая аристократия занимает промежуточное положение между пролетарием и непроизводительным рабочим и полностью покрывает своим трудом приходящиеся на ее приобретение издержки, хотя они и выше стоимости воспроизводства данной рабочей силы.

Природа нефтяной ренты не так проста, как Вы здесь представляете. Рента бывает разная, источники её для одного и того же актива бывают разные. Но оставим это в стороне, т.к. это долгая песня.
Во-2х, Ваши претензии к достаточности моего анализа и Вашу гипотезу не принимаю, т.к. они, по моему мнению, голословны.

Вы мне советуете сделать: а) то, что я и так сделал (классовая структура); б) выяснить очевидное («нахождение эксплуатируемых классов»). Я основываю свой анализ на тех данных, которые мне доступны, они разумеется не полны, но этого немало и достаточно для тех выводов, которые я на их основе делаю. Я показываю, что в странах региона капитализм (если быть точным, социально ориентированный государственный капитализм; какой ещё «пролетарский социализм»? при чём тут «национал-социализм» вообще?!), причём имеют место быть довольно развитые индустриальные экономики (не хуже некоторых постсоветских). Я показываю какие классы вовлечены в конфликт, причем на уровне мировой системы (что специально подчёркиваю в первых же строках, предупреждая о недопустимости ограничиваться рассмотрением только в страновых рамках), показываю какие у этих классов интересы и что движет ими в данном конфликте. Сделанные прогнозы развития ситуации подтверждаются, классовый состав вовлечённых в конфликт сторон находит подтверждение в новых источниках.
Ваши же утверждения: а) избыточны (их введение совершенно излишне для объяснения); б) не подтверждены вообще ни чем. Вы только что прочитали представленный мной текст, ну, я надеюсь, хотя бы просмотрели таблицы (это, по кр. мере, чистая статистика собранная воедино с различных страниц и разделов). И Вы мне говорите «я лично эксплуатируемых классов среди ливийцев не вижу»! Это очень удивляет. Как же так: в Ливии есть капитализм, в Ливии есть 1,7 млн человек рабочей силы + ~1 млн гастарбайтеров, а эксплуатируемых классов нет?! Мистический какой-то капитализм (да любой строй) получается! Прямо классическое «ж.па есть, а слова нет».
Опять же, Вы, наверное, следите за ливийскими событиями, может быть не только через корпоративные массмедиа, Вы вероятно знаете, что у Каддафи самая широкая народная поддержка (митинги в поддержку режима собирали за миллион человек), состав вполне трудовой: медики, служащие, студенты, рабочие, режим необычайно долго держится под жесточайшим прессингом, что, имхо, совершенно беспрецедентно в постсоветской истории; мятежники, напротив, широкой поддержкой похвастать не могут (подтверждений тому масса из самых разных источников, вплоть до враждебных режиму), самые массовые акции собирали максимум десятки тысяч, состав тоже многоговорящий: в существенной части это люмпенизированные элементы (уголовники, авантюристы, религиозные экстремисты и проч.), воюют иностранцы. Т.е. на какой стороне «народ» более менее очевидно. Так откуда же Вы выводите: «И чем больше народ богател тем больше он требовал». Это, вообще, к классовому анализу каким боком?

Империалисты, оказывается, осуществляют вторжение не ради собственного экономического интереса, а чисто филантропии ради всё бросили и пришли на помощь иррациональному зарвавшемуся ливийскому быдлу (ака «нарот»). Оказывается, не развитие капитализма приводит к тому, что возникшая и окрепшая компрадорская буржуазия желает отодвинуть социально-ориентированный режим и отнять у трудящихся классов их социальные гарантии, а социальное государство во всём виновато, дескать, достойная жизнь не способствует развитию человека, а развращает быдло. Мало того, что это реакционная позиция, так для этого ещё и приходится выдумывать поголовно гадких бездельников-ливийцев, загонявших до смерти золотую рыбку.

Извините, такую критику принять не могу.
Вы видите ливийцев-пролетариев, а я нет. Значит смотрим по разному. На этом и порешим :)