Дмитрий Вэйдер (comrade_vader) wrote,
Дмитрий Вэйдер
comrade_vader

Category:

Кейс Химки, Молодежная 6: рациональные и моральные основания гражданских акций неповиновения

2. РАЦИОНАЛЬНЫЕ И МОРАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ГРАЖДАНСКИХ АКЦИЙ НЕПОВИНОВЕНИЯ

Друзья мои, а теперь давайте разберем непосредственно кейс с перекрытием дороги в Химках. В следующей таблице представлена примерная «полетная карта» информационного подавления этой акции. В качестве пояснения я добавил столбец с разъяснением передергиваний и выделил его цветом.

Таблица. Примерная «карта» информационного подавления акции по перекрытию дороги в Химках
Повод Интерпретация (передергивание, подмена) На самом деле Целевая аудитория (ЦА) Категории (задачи) Действия Ожидаемая реакция ЦА
Перекрытие дороги Активисты перекладывают свою частную проблему на автомобилистов, мстят непричастным за свои проблемы. Проблема не частная, а острейшая общественная. На самом деле, никто не обращается к автомобилистам, не ставит целью нанесение ущерба именно им и ничего от них не требует (кроме понимания). Конфликт перенесен на объект, подконтрольный администрации, и сообщение акции адрессовано именно ей. На долю оказавшихся в этом месте в это время автомобилистов приходится лишь незначительная часть негативных внешних эффектов этого спровоцированного политикой администрации столкновения. Эту долю внешних эффектов, по-сути, даже нельзя назвать проблемой, на фоне того, что себе и окружающим на ежедневной основе создают сами автомобилисты. автомобилисты
демонизация 1. Автомобилистов настропалять на активистов.
2. На активистов пустить моралфагов.
1. Дальнейшую заботу по демонизации активистов, и, если получится, химчан в целом, должны взять на себя буратины из автолюбителей (положа руку на сердце их там хватает, но об этом после).
2. Активисты должны оправдываться за проведенную акцию, посыпать свою голову пеплом (по сути, также делать за моралфагов их работу), и все реальные акции (реально затрагивающие интересы властьимущих) в дальнейшем обходить стороной.
Активисты перекладывают свою частную проблему на других химчан, которые едут домой после трудового дня и не хотят страдать из-за чужих проблем. Проблема не частная, а острейшая общественная. Все то же самое, что и в предыдущей строке. Плюс к тому, к химчанам, живущим в других дворах, эта проблема имеет самое непосредственное отношение, и своими действиями они, фактически, осуществляют выбор стороны и разделяют с ней ответственность. Осуществляется двойная подмена: во-1х, всё представляется так, что грабеж под прикрытием власти и обычные 20 мин стояния в пробке, это проблемы одного порядка, хотя они просто несоизмеримы; во-2х, представляется, будто обе эти проблемы — проблемы частного порядка, у одних химчан своя, у других своя, и они должны решать их по отдельности. химчане демонизация 1. Стравливание химчан друг с другом.
2. На активистов пустить моралфагов.
1. Дальнейшую заботу по демонизации активистов, должны взять на себя буратины из самих химчан (такие впечатлительные натуры найдутся всегда, не было бы их, не было бы и такого явления, как троллинг).
2. Активисты должны оправдываться за проведенную акцию, посыпать свою голову пеплом (по сути, также делать за моралфагов их работу), и все реальные акции (реально затрагивающие интересы властьимущих) в дальнейшем обходить стороной.
3. Разрозненные и изолированные группы активистов легче давить (известный стратегический и тактический приём, принцип «разделяй и властвуй»).
Драка Активисты-пешеходы бъют автомобилистов. На самом деле, активисты всего-лишь отвечали агрессией на агрессию, совершенно в той же пропорции, в какой мере эта агрессия проявлялась к ним. Не было ни одного случая, чтобы активисты проявили агрессию первыми. Подавляющее большинство затронутых акцией автомобилистов такой агрессии не проявляли и никакого конфликта с ними не возникло. Большинство из активистов сами автомобилисты. «Толстый» огреб по-настоящему только тогда, когда вернулся к активистам в качестве пешехода и сам завязал (буквально навязал) драку. Причем огреб не от активистов, а от зевак с обочины (надо полагать, тоже имеющих машинки). автомобилисты демонизация 1. Автомобилистов настропалять на активистов.
2. На активистов пустить моралфагов.
1. Дальнейшую заботу по демонизации активистов, и, если получится, химчан в целом, должны взять на себя буратины из автолюбителей.
2. Активисты должны оправдываться за проведенную акцию, посыпать свою голову пеплом (по сути, также делать за моралфагов их работу), и все реальные акции (реально затрагивающие интересы властьимущих) в дальнейшем обходить стороной (потому, что реальных акций без внешних эффектов для третьей стороны быть не может, будь то забастовка, перекрытие или беспорядки).
Химчане бьют москвичей. На самом деле, нападали только отдельные неадекватные и оборзевшие граждане (на авто и пешком), им и давали сдачи. Прописку у них никто не смотрел. Ставить знак равенства между «москвич» и «оборзевший хам» — это слишком сильное преувеличение. москвичи демонизация 1. Москвичей настропалять на химчан, и наоборот.
2. На активистов пустить моралфагов.
1. Дальнейшую заботу по демонизации активистов, и, если получится, химчан в целом, должны взять на себя также московские буратины.
2. Химчане должны быть изолированы от других регионов (межрегиональное взаимодействие, самый неприятный сценарий для хозяев моралфагов и химкинских гешефтмахеров).
3. Активисты должны оправдываться за проведенную акцию, посыпать свою голову пеплом (по сути, также делать за моралфагов их работу).
«Несостоятельные» (без машин) ирационально атакуют «состоятельных» и «успешных» (у кого есть машины). На самом деле, как уже было сказано выше, автовладельцев никто не атаковал, цели акции были другие. Наоборот, сдачи давали именно атаковавшим неадекватам, причем пропорционально силе атаки. Большинство активистов имеют тот же уровень достатка или выше, что и люди в машинах. Большинство из них сами владеют и пользуются машинами. пролетарии, мнящие себя средним классом демонизация 1. Натравливать людей с постоянным доходом (по сути, основная масса это рабочие на зарплате, пусть и не индустриальные) на пенсионеров, маргинализируя последних.
2. На активистов пустить моралфагов.
1. Изолировать активистов в слоях, ошибочно причисляющих себя к среднему классу. Дальнейшую заботу по демонизации активистов, за счет эксплуатации предрассудков, социальных мифов и невежества, переложить на буратин из их рядов («Опять это быдло не дает нам цивилизованно жить! Как в европах!»).
2. Маргинализовать пенсионеров (это социальная прослойка, представляющая для властьимущих особую опасность, т.к. им особо нечего терять на старости лет, и потому их труднее запугать. При этом они воспитывались как свободные люди, а не в иерархии барин-крепостной, поэтому на очередное унижение реагируют особенно остро, чего привыкшие утираться после плевков в лицо могут элементарно не понять и не принять за оскорбление — «Подумаешь, плюнули! Утрусь!»).
3. Активисты должны оправдываться за проведенную акцию, посыпать свою голову пеплом (по сути, также делать за моралфагов их работу).
Результат Акция бесцельна и безрезультатна. Такими акциями вы ничего не добъетесь. На самом деле, непосредственные цели акции достигнуты, а результат превзошел все ожидания. Доказательство тому, в понедельник вечером, в 21:00, на место как ошпаренная примчалась практически вся верхушка округа, кого днем с огнем не найдешь. Сразу возобновились переговоры с представителями властей.
Сообщается, что на следующий день после акции с инициативной группой общались корреспонденты федеральных телеканалов.
Сообщается, что конкретная реакция получена от соотв. инстанции при президенте, обещали потребовать от химкинской администрации не отписок, а разъяснений по существу (т.е., есть шанс, что их будут беспокоить сверху).
В непосредственный контакт вступили различные протестные группы, возникли связи между активистами. Люди начинают пытаться (да, только начинают и только пытаться) осуществлять солидарность и взаимопомощь на практике.
Этого мало?
протестные группы в округе Химки и далеко за его пределами дезинформация,
деморализация
1. Дать активистам и протестно настроенным гражданам неверное представление о ситуации и о действенности акции.
2. На активистов пустить моралфагов.
1. Неверная оценка ситуации и эффективности акции, ведет к неверному выбору средств. Активисты должны шарахаться от акций, дающий реальный эффект, и ограничиваться акциями, не представляющими ни властям, ни бизнесу никакой реальной угрозы (примеры стерилизованных акций: собрание во дворе или на обочине, разрешенный пикет на пустыре, хождение по кабинетам чиновников за отписками).
2. У активистов и протестно настроенных граждан должно сложиться впечатление, что способов повлиять на ситуацию нет, а значит бессмысленно и рыпаться.
3. Активисты должны оправдываться перед моралфагами за «несмышленое» поведение.
Акция только вредит. Имидж химчан пострадал. На самом деле, клакеры выдают желаемую перспективную цель своей деятельности за действительно имеющийся в реальности факт. Своих непосредственных целей акция достигла, даже не смотря на информационное противодействие. Среди тех целей улучшения имиджа химчан не было (акция гражданского неповиновения это борьба, со всеми ее неприглядными чертами, а не маркетинг). Но тем не менее. Оценка имиджа подразумевает определение субъекта и критериев, с помощью которых субъект производит оценку. Поэтому никаких имиджей вообще (зарегистрированных, там, в регистрационной палате) просто не существует. Для мещан, филистеров и буратин, которых кроме своего брюха мало что интересует, имидж возможно и упал (еще бы, ты мирно пытаешься проехать прямо через толпу этих нищебродов на пешеходном переходе, непонятно чего там требующих, а тут, в итоге, тебе (!) по твоему мнению нижестоящие («у кого нет кредитной тачки, может идти в ж.пу!») дают по лицу: «Плохие! Плохие, химчане!»). Для нормальных, вменяемых людей, у которых уже в печенках сидит весь этот беспредел срощенных в одну большую кодлу бизнеса, бандитосиловиков и чиновников, может быть, наоборот вырос. Вопросы будут скорее не по сути, а по реализации. Люди те еще, может быть, не раз попеняют химчанам за мягкость, нетронутый забор, «некреативность» и проч. протестные группы в округе Химки и далеко за его пределами,
химчане
дезинформация,
деморализация,
демонизация
1. Дать активистам и протестно настроенным гражданам неверное представление о ситуации и о действенности акции.
2. Стравливание химчан друг с другом.
3. На активистов пустить моралфагов.
1. Неверная оценка ситуации и эффективности акции, ведет к неверному выбору средств. Активисты должны шарахаться от акций, дающий реальный эффект, и ограничиваться акциями, не представляющими ни властям, ни бизнесу никакой реальной угрозы.
2. У активистов и протестно настроенных граждан должно сложиться впечатление, что способов повлиять на ситуацию нет, а значит бессмысленно и рыпаться.
3. Дальнейшую заботу по демонизации активистов, должны взять на себя буратины из самих химчан.
4. Активисты должны оправдываться перед моралфагами и буратинами из химчан за «несмышленое» поведение.







Как видите, у буржуазной обслуги вполне себе классовый подход.

Поясню по-подробнее рациональную и моральную стороны дела, для тех, кто еще недопонял.


Рациональные основания

Как уже было верно замечено (и не только здесь, как мы увидим дальше), когда «цивилизованные» средства защиты оказываются исчерпанными, единственный выход (если не принимать в расчет капитуляцию) заключается в переносе борьбы из бесперспективных областей в области в зоне непосредственных интересов или ответственности противника. Акция на таких объектах должна затрагивать его интересы непосредственно, иначе не будет реакции.
Выбор дороги с точки зрения активистов может быть оправдан примерно следующими соображениями:

В прошлом это средство неоднократно давало результат.
Вспомним перекрытие Ленинградки во время монетизации льгот, Пикалёво или (sic!) ту же самую Молодежную 6, на которой перекрытие этой же дороги в этом же месте с успехом использовалось в 2007 г. во время первого налета этого же застройщика.

Ее перекрытие затрагивает интересы администрации.
Это факт. Доказательством чему является, как сообщается, прибытие на место происшествия практически всей верхушки химкинской администрации, по кр. мере ее силовой и пиар-частей, и начало переговоров. Я напомню, это произошло в понедельник в девять часов вечера, всего лишь спустя 20-30 мин после начала акции (у нас с такой скоростью даже скорая не ездит).

Это ближайший объект к зоне конфликта.
В силу того, что принципиально всё равно, какую транспортную магистраль перекрывать, выбрали ближайшую к домам этого двора, что к тому же обеспечивало скорость и полноту сбора. Дорогу перекрывали жильцы соседних домов, обычные граждане. И делалось это спонтанно.

Здесь имеется удобное место для подобной акции: нерегулируемый пешеходный переход.
Непрерывное движение по пешеходному переходу позволяет остановить или затруднить движение транспортного потока, при этом не давая оснований для силового пресечения акции еще на этапе подготовки. Я еще раз напоминаю, что к крайним методам толкнули обычных обывателей, которые экстрим и силовое бодание с администрацией в гробу видали, если бы та сама не вынудила людей к подобным действиям.

Как уже верно указывалось, данная застройка имеет самое непосредственное отношение к дороге.
По сути, в ущерб жизненным интересам здешних обитателей, идет застройка обочин объектами для обслуживания транзитного потока, того самого, который местные жители и остановили.

Это только несколько возможных рациональных оснований, все мотивы выбора в ситуации на месте мне не известны и наверно этим не исчерпываются. Но и этого более чем достаточно для иллюстрации.

А вынужденная задержка едущих по своим делам людей, это ни разу не цель, а нежелательный и, к сожалению, неизбежный внешний эффект. Все бы хотели чтобы этого не было, но увы! В современной экономической системе, атака на чьи-либо интересы (особенно если речь идет о капитале и собственниках) непременно будет затрагивать и интересы 3-ей стороны, просто в силу того, что современное производство (и все хозяйство в целом) по факту общественное, несмотря на частное присвоение результатов его функционирования. И куда ни ткни, — забастовка ли, перекрытие ли, массовые выступления ли, — всегда будут страдать те или иные группы, которые не подразумевались в качестве адресата сообщения. Даже простая толпа, собравшаяся на площади, будет кому-то мешать пройти, встретиться с любовью (или должником) всей его жизни и т.д.

А теперь давайте сравним с этими рациональными основаниями (которые могут вам быть по душе или нет, но они рациональные) примитивный софизм, пущенный в обиход клакерами: «А если я захочу, чтобы власть построила мне детский сад, я перекрою тебе выход из дома и начну отбирать деньги у школьников, да?» Как видим, легким движением руки рациональная цель и негативный побочный эффект абсурдно меняются местами, а рациональные основания вообще исчезают. Те, кто в вузе знакомился с логикой и практикой спора, легко узна́ют этот известный приём с прицепившимся к нему обидным названием.


Моральные основания

На бугагашном Лурке есть статья про активную гражданскую позицию. А там, — кто бы мог подумать, — есть краткая цитата и ссылка на пост от 25 января 2009 г. по поводу спонтанной акции, последовавшей за убийством адвоката С.Маркелова и журналистки А.Бабуровой. Тогда толпа молодых людей, численностью до тысячи человек, устроила в Москве что-то наподобие беспорядков. Вы, конечно же, будете «страшно удивлены», если я скажу вам, что та акция также вызвала бурление говн в интернетах и нашествие моралфагов по совершенно такой же схеме (при желании «полетную карту» для того случая вы можете составить самостоятельно). Какое «неожиданное» совпадение! Не правда ли?
Так вот, из того весьма обширного поста я процитирую фрагмент, актуальный и для нашего случая.


Возник вопрос об отношении к беспорядкам (или о границе допустимости протестных действий, как его вариации: несанкционированный протест или перекрытие улицы — это, вроде, не крамола, а разбитое стекло — крамола?). Как и в большинстве других подобных случаев ответ на этот вопрос не имеет смысла без обязательного учета следующих аспектов конкретного: а) закономерности и б) целесообразности (в том числе и вопрос меры).

Но прежде несколько слов о природе демонстрации вообще.
Что такое демонстрация, и почему она должна кого-то «нервировать»?
Демонстрация — это символические беспорядки, как танец — символический половой акт, а спортивное состязание — схватка.
В здоровом обществе демонстрируемый символ понимается с полуслова. Уже одной демонстрации символа достаточно, чтобы навести порядок. Общество нездоровое порождает обнаглевшую власть, которая разучилась читать символы, и тогда такому обществу в конце концов выкладывают в натуре то, что раньше символически только подразумевалось.



Когда человека (или социальную группу) беспределом и безразличием загоняют в угол, ставят в патовую ситуацию, человек совершает символическое агрессивное действие, которым дает понять, что достигнут предел и он готов переступить черту. Человек бьет стекла, перекрывает движение, чтобы лицемерные власть, СМИ и обыватель наконец обратили на этот позорный кошмар свое избирательно рассеянное внимание. Такова форма социального диалога в антагонистических обществах: когда низы больше не могут терпеть, они символически преступают закон, милосердно начиная с незначительных проступков, тем самым предупреждая: здесь грань и за нее старым порядком ходу нет. Если же власть и обыватель настолько самодовольны, что не понимают и этого крайнего языка, ограничиваясь тупым подавлением и отмахиваясь от тревожных звоночков филистерскими нравоучениями на тему «бить стекла нехорошо» (сравни: «пусть едят пирожные»1), то для такой власти и такого обывателя, как показала история, в результате все заканчивается весьма печально.



2. Филистерские жалобы по поводу потенциальных «без вины пострадавших» в абсолютно любом случае активной борьбы — будь то забастовки, перекрытия или беспорядки — утомили. Эти вероятные «без вины пострадавшие» в буржуазной риторике против левых и рабочих активистов, обильно тиражируемой СМИ, превратились уже просто в настоящих заложников: всякий чиновник, всякий барыга, всякий журналюга на содержании, всякий мещанин и филистер не преминут напомнить чем могут грозить «третьей стороне» акции против этого самого чиновника, барыги, спонсора журналюги. Их реальные интересы нельзя трогать именно потому, что «могут пострадать случайные люди»! О своей роли в конфликте и в создании патовой ситуации эти высоконравственные герои, вдруг бескорыстно, но очень своевременно, озаботившиеся интересами других, скромно умалчивают. Особенно нагло эти претензии выглядят в случае забастовок, где отношения между сторонами конфликта наиболее формализованы (имеется договор, обязательства могут быть выражены в денежной форме), и потому суть происходящего всего труднее затушевать. Собственники, обращаясь за поддержкой к третьей стороне, восклицают: «Товарищи! Вы не можете улететь / уехать на поезде / (что угодно по вкусу) потому, что рабочие эгоистично бастуют! Они перекладывают свои проблемы на вас!» Разумеется, если ты так или иначе не заплатил рабочему, рабочий должен работать бесплатно, чтобы не пострадали те, перед кем у тебя обязательства по предоставлению услуг. Рабочий оказывается дважды «виноват» за невыполнение собственником обязательств: в первую очередь перед самим рабочим, и во вторую, как следствие, перед потребителем. Буржуазные идеологи любят рассуждать о воображаемом общественном договоре, как основе всякого социального порядка. Поэтому приведенная выше схема из наиболее формальной области трудовых отношений в общих чертах легко распространяется и на иные сферы общественной жизни. Иначе говоря, если общественный договор в отношении меня грубо и систематически нарушается, с какой стати требовать от меня его неукоснительного соблюдения даже в мелочах? Государство и общество, де-факто, самым кошмарным образом выпихивают меня из сферы права и я оказываюсь дважды «виноват» перед ними: за невыполнение государством своих (декларируемых) обязанностей по защите моих прав и за угрозу правам других, которую такими действиями создает государство, преступно пренебрегая своими прямыми обязанностями. И от того совсем трогательно звучат морализаторские стенания филистеров, подхватывающих эту лукавую риторику.

Если иные средства взаимодействия в социальном диалоге оказываются недоступными или фиктивными, прибегают к сильнейшему, всегда работающему (в силу своей фундаментальности) аргументу — экономическому воздействию, всегда предполагающему экономический ущерб или угрозу такого ущерба. Естественно, основания для таких действий должны быть (и являются по факту) достаточно вескими, т.к. «нелегитимный» ущерб предполагает ответственность, и к этому радикальному средству протеста обращаются тогда, когда беспредел и угнетение эту ответственность перевешивают (как продолжительная невыплата зарплат перевешивает угрозу увольнения, а реальная угроза убийства перевешивает статью за хулиганство). Власти об этом прекрасно знают, потому и ужесточают целенаправленно соответствующие статьи законодательства (об этом ниже).

Уже сам выбор объектов атаки в ходе социального конфликта формирует сообщение тем социальным группам, внимание или реакция которых требуется. Бастующие рабочие остановкой производства недвусмысленно обращаются к нанимателю, заставляя его, наконец, прочувствовать то, что он упорно отказывался воспринимать другими путями («по-хорошему»); лишенные льгот пенсионеры перекрытием дорог и остановкой движения по транспортным магистралям говорят с властями, внятно доводя до их сведения требования, которые власти не снисходили услышать; участники беспорядков атакуя банки, магазины, государственные учреждения и полицейские участки (и частное имущество в случаях, когда социальная дифференциация особенно резка, как во Франции) посылают мессидж собственникам и государству (Франция, Греция, Латвия и далее). Выраженное на языке экономического интереса сообщение до адресата доходит моментально и уясняется без переводчика. Да, во всех этих случаях речь идет о материальном (экономическом) ущербе; да, во всех этих случаях определенный ущерб может понести и третья сторона, хотя «сообщение» адресовывалось вовсе не ей. В случае забастовки могут пострадать потребители и предприятия смежники; в ходе перекрытий будет остановлен не только транспортный поток, но и движение пассажиров, не имеющих прямого отношения к конфликту, и кое-кто из этих пассажиров может даже неприятно (в том числе и в материальном плане) куда-нибудь опоздать, не говоря уж об общей для всех потере времени; в случае беспорядков, которые, в силу своей массовости, могут либо сильно отклоняться от замысла организаторов, либо такового изначального замысла не иметь вовсе (стихийные выступления), ущерб может быть причинен объектам либо ошибочно отнесенным к атакуемым, либо выбранным отдельными участниками для атаки с корыстными целями под шумок общих беспорядков. Это, вовсе, не исключительное свойство протестующей стороны (власти, разгоняя протестующих, тоже, особо не разбирают кто активист, а кто просто зевака, от души прессуя всех, кто попадется под горячую руку, дубинку или газовую струю, да и с имуществом при этом шибко не церемонятся, — я уж не говорю про использование для подавления военной силы, — однако для легитимного насилия это считается в порядке вещей). Случайные представители третьей стороны вовлеченные в конфликт (а это их ключевое качество — случайность) в противостоянии всегда принимают ту или иную сторону с примерно следующими позициями:
  1. «Я пострадал (имущественно), но понимаю и поддерживаю протест».
  2. «Чтоб вы все сдохли — мне пофиг до ваших проблем!»
И этот выбор о многом говорит. Как бы, если человек оплакивает разбитое стекло, собственный комфорт и т.д., и ему пофиг до приведших к беспорядкам: убийства, серии убийств, реальных страданий других и т.д., то это уже социальная позиция. Какие уж тут нравоучения? Тебе пофиг, что меня «убивают и всем пофиг», и мне пофиг до твоего стекла и комфорта: требуй от государства, равнодушно закрывающего глаза на кровавые расправы, принципиально защитить твои «особые» права на целые стекла и комфорт, иди в милицию и судись (про осознанную ответственность сказано выше).
Если же человек случайно попал под удар, но при этом понимает всю вынужденность подобных действий, то — искренние ему извинения! Он действительно случайная жертва конфликта. Массовые (уличные) выступления, как и классовый подход вообще, по своей сути не являются точечным оружием, имеют существенную погрешность, «бьют по площадям». Да, страдают случайные люди. С этим никто не спорит. Это крайнее, сильнодействующее оружие социальной войны (со всеми возможными издержками, включая «дружественный огонь»). У общества есть точный инструмент, максимально исключающий случайные жертвы и предусматривающий индивидуальную ответственность. Называется он: Закон. Чтобы не было массовых выступлений, беспорядков с их эксцессами, достаточно чтобы Закон соблюдался. Этого то и вынуждены требовать демонстранты. Что, слишком неподъемные требования? Ну если соблюдение закона неподъемно, то чего жаловаться на случайную несправедливость и эксцессы!

Упрекать активистов в возможных эксцессах, абсолютно игнорируя основания, условия и выдвигаемые требования, — чистейшей воды филистерство.

Да, существуют и политкорректные варианты радикального протеста, с минимальным ущербом для других. Например, самосожжение на Красной площади. Отличный выбор. Ввиду относительной массовости такой формы протеста, у охранников и дворников Красной площади уже заготовлены все необходимые спецсредства (брезентовые накидки, чтобы сбивать пламя, огнетушители, метлы и совки, для зачистки останков, мусорные контейнеры для утилизации), так что ущерб другим сторонам, в самом деле, будет минимальным. Как, впрочем, и эффект: несмотря на вопиющую дикость таких актов отчаяния и их массовость, об этом мало кому известно. А если и известно, то до этого мало кому есть дело. Очень политкорректно и удобно для всех. Рекомендую.





Что к этому можно добавить? Разве что, заменить «убивают» на «грабят», и то, с учетом химкинской специфики… стоит ли?..

Итак, мы видим, что по логике вещей претензии по поводу негатива и внешних эффектов от акций гражданского неповиновения следует адресовать реальному виновнику конфликта, а не обороняющейся всеми доступными способами жертве. Подавление жертвы это подавление симптомов, а не излечение болезни — приведение к порядку власти и общества. И чем дальше заходит болезнь, тем чаще будут воспроизводиться такие эксцессы, тем все более радикальные формы будут принимать акции гражданского неповиновения (вплоть до того самого крайне неприятного социального явления, которое является продолжением политики… «ну вы понели»).
Мы видим, что у вовлекаемой в конфликт так называемой «3-ей стороны» есть выбор. Эта сторона сравнивает возникшие у нее из-за активистов проблемы с теми, которые они пытаются решить, и определяет на какую сторону встать. Никто эту сторону ни к чему не неволит, но она должна понимать, что люди, попавшие в пат, и относиться к ней будут соответствующе: как к союзнику или как к пособнику врага. Да, в тексте звучит слово «конфликт» и поминается использование военной силы, мы можем обострить аналогию.
Представьте себе, что возле той стройки на Молодежной 6 не перекрытие дороги, а реальная зона боевых действий и реальная перестрелка (нафиг-нафиг, конечно, такое! но,.. чисто умозрительно), с огнестрелом, коктейлями Молотова и т.п. Какие ваши действия? Вы полезете, в буквальном смысле, на рожон, зная, что в любой момент Вам в голову может прилететь случайная пуля, которая, в общем-то, и не Вам предназначалась? Думаю нет. Я смею предположить, что большинство, независимо от их отношения к происходящему, это место аккуратно объедет стороной, постаравшись не отсвечивать. (Вы, собственно, так всегда и делаете, и без перестрелки. Просто здесь какие-то обыватели, которые без вил, в глазах некоторых, выглядят так, будто их можно невозбранно потоптать с их локальной герильей.)
А если Вы попали в зону боя, и двигать в объезд для Вас не вариант, то тут уж прийдется стать на одну из сторон. Считаете, что наступление жильцов Вас край как задевает? Флаг Вам в руки, атакуйте их, встав тем самым на сторону ОПГ. Ничего страшного, такие персонажи обязательно будут, и с ними прийдется иметь дело, об чем бы ни шла речь. Но и не жалуйтесь, если жильцы не долго думая засунут Вам тот флаг в какие-нибудь интимные отверстия. Или, если Вы разделяете их цели, поддержите их в неравной борьбе, хотя бы пассивно, списав им доставленные Вам копеечные неприятности. Либо то, либо то. Но давайте называть вещи своими именами и не ставить знак равенства между лишними 20 минутами в пробке по вине «городской герильи лайт» раз в несколько лет (сколько еще будет таких пробок по совершенно никчемным поводам, особенно у той категории граждан, которая сама их и создаёт на регулярной основе) и борьбой людей за свои и далеко не только свои права со злобным, ненасытным, мстительным и опасным врагом. Это, как если в приемную к врачу пытается попасть человек с пулевым ранение, нуждающийся в срочной медицинской помощи, а посетители в приемной начинают исходить г.ном: «У нас тут плановый медосмотр! Мы тут с утра сидим! Нечего свои проблемы на нас перекладывать!» Не надо юлить, фарисействовать и прикрываться моралфажеством, господа моя-хата-с-краю. А то, ишь, филистеры, удобную позицию для себя определили «на чужом этом самом в рай въехать»: «Вы, там, делайте что-нибудь реальное уже, но только чтобы меня это не потревожило, а иначе я вас невзлюблю!» По вашей позиции прекрасно видно, что вы из себя представляете и чего от вас ждать.

Вот вам еще одна цитата:
   От усталости Буратино едва перебирал ногами, как муха осенью на подоконнике.
   Вдруг сквозь ветки орешника он увидел красивую лужайку и посреди ее — маленький, освещенный луной домик в четыре окошка. На ставнях нарисованы солнце, луна и звезды. Вокруг росли большие лазоревые цветы.
   Дорожки посыпаны чистым песочком. Из фонтана била тоненькая струя воды, в ней подплясывал полосатый мячик.
   Буратино на четвереньках влез на крыльцо. Постучал в дверь. В домике было тихо. Он постучал сильнее, — должно быть, там крепко спали.
   В это время из лесу опять выскочили разбойники. Они переплыли озеро, вода лила с них ручьями. Увидев Буратино, низенький разбойник гнусно зашипел по-кошачьи, высокий затявкал по-лисичьи...
   Буратино колотил в дверь руками и ногами:
   — Помогите, помогите, добрые люди!..
   Тогда в окошко высунулась кудрявая хорошенькая девочка с хорошеньким приподнятым носиком.
   Глаза у нее была закрыты.
   — Девочка, откройте дверь, за мной гонятся разбойники!
   — Ах, какая чушь! — сказала девочка, зевая хорошеньким ртом. — Я хочу спать, я не могу открыть глаза...
   Она подняла руки, сонно потянулась и скрылась в окошке.
   Буратино в отчаянии упал носом в песок и притворился мертвым.
(Алексей Толстой. Золотой ключик, или приключения Буратино).
Алексей Николаевич — оптимист. Полагал, что мораль сей нехитрой сценки будет понятна даже малым детям. Как видим, он был слишком хорошего мнения о гуманоидах.

А теперь давайте рассмотрим еще один простенький собирательный софизм: «А если кто-то опаздывает в аэропорт?»
Акция гражданского неповиновения, это не увеселительное мероприятие и не сервис по обеспечению удобств, это связанная с риском и опасностью мера. Причем риск и опасность осознаются и взвешиваются участниками (возможно уже завтра их будут преследовать легальными и нелегальными способами). Это выходящее за рамки обыденного противостояние с могущественным врагом. Если же ты в своих планах не сделал поправку на непредвиденные обстоятельства, куда-то там не успел или обосрался (да-да, были и такие аргументы!), всем очень-очень жаль, но… 100500 различных регулярно повторяющихся мелочей жизни могли привести к той же самой задержке в 20-30 мин, о которой так стенает софист, включая действия самих автомобилистов, совершенно перегрузивших транспортные магистрали — в том числе вот и из-за такой вот точечной застройки — и практически парализовавших движение в городе (см., напр., регулярный московский мазохизм). Надо быть конченным инвалидом умственного труда, чтобы, зная ситуацию на дорогах, выехать по критичному делу без запаса времени и в час пик оказаться на одной из вечно стоящих магистралей, опаздывая, скажем, в аэропорт.
А если бы здесь случилось серьезное ДТП и движение стало бы не на 20 мин, а на весь вечер?
Ничё бы, стерпел.
А если бы там шел плановый ремонт дороги с сужением до 1-2 полос с теми же последствиями?
Ничё бы, стерпел.
А если, наконец, по этим местам бы везли солнцеликого и всех любителей быстрой езды из холопов так же бы позаворачивали?
Стерпел бы, ёпт!
А вот люди за свои права с администрацией, барыгами и бандитами воюют… тут уж не стерплю! Людишки-то выглядят так, что кажется будто и самому по силам их подвинуть (они ведь даже без статусных тачек, а значит на их фоне ты, как бы, сам с невидимой мигалкой). Г.ном в Интернете из-за 20 мин изойду — «Вы, билядж, в Химках, для меня никто!! Правильно вас тут всех давят!!111» А сам я, да, беременный, хочу отлить еще с утра и в аэропорт опаздываю!
С чего ты приходишь к людям решающим реальную общую проблему с этими детсадовскими «вопросами»? Тебя научить как в аэропорт не опаздывать, памперс тебе поменять или что?



Прошу выкладывать сюда другие примеры неразобранных софизмов для анализа.

Прием образцов кала открыт круглосуточно.

Tags: Химки, акция, анализ, информационная война, мораль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments