storyteller

Великобритания: жахнет?

А ведь в Великобритании еще весной одни только профсоюзы вывели на улицы порядка 500 000 активистов. И это при том, что в Великобритании — этой колыбели истинной Демократии™ — адски рестриктивное в отношение уличных протестов законодательство (вот мы думаем, что у нас жесть, так это потому, что мы жести еще не видели; на счет англ. законодательства см. ниже, под кат).
http://rt.com/news/uk-budget-cuts-protest/
http://www.marxist.com/britain-after-march-26-struggle-towards-general-strike.htm







Сейчас на улицы вышел несколько другой контингент и репрессивный аппарат уже не справляется. Если же нынешние (или подобные им) выступления послужат запалом для масс рабочих, охваченных профсоюзами и не охваченных профсоюзами, мало не покажется. В истории хватало паразитов и дураков, недооценивавших разрушительную силу социальной стихии. Кэмерон и прочие кровавые мальчики впечатления умных или хотя бы грамотных не производят. Желаю им поскорее наступить на грабли.

Ниже вольный перевод статьи Джорджа Монибота (George Monbiot) о возможности мирного протеста в самом логове Демократии™.

Свобода надувательства
Джордж Монибот (George Monbiot)
Опубликовано в the Guardian 29 марта 2011

Власти обещали нам право на мирный протест. Ничего подобного от них мы не дождемся.


Могло быть и хуже: по кр. мере полиция не пыталась скрутить пол миллиона человек. Но как свидетельствуют материалы снятые the Guardian в ходе грандиозного субботнего марша, славные традиции беспристрастной полицейской службы и уважения к мирным протестам остаются незамутненными. Из записи видно, как старшие офицеры полиции убеждают членов UK Uncut [британская протестная группа, против урезания социальных расходов и уклонения от налогов со стороны крупных компаний и т.п. — V.], которые мирно обосновались в универмаге Fortnum & Mason, что их не спутают с бунтовщиками на улице, и они смогут спокойно разойтись по домам, если они покинут магазин [1]. Они так и сделали и были задержаны, закованы в наручники, брошены в фургоны, запихнуты в камеры и, в некоторых случаях, остались там на 24 часа.

Предполагается, что все это должно быть остановлено? Разве мы не открыли новую эру свободы, в которой правительство, как это было давно обещанно, теперь отстаивает «с трудом добытые свободы, которых мы в Британии так ревностно придерживаемся» [2]? Нет.

В мае 2010, став вице-премьером, Ник Клегг (Nick Clegg) пообещал, что правительство «отменит все навязчивые и ненужные законы, которые подавляют вашу свободу» и «устранит ограничения на право мирного протеста» [3]. Королева в своей речи подтвердила эти обязательства, пообещав «восстановление права на ненасильственный протест» [4]. Так каким же образом это величественное видение превратилось в ущербную тряпку того законопроекта, который теперь находится на рассмотрении в парламенте?

Законопроект О защите свобод, который в настоящее время находится в комитете, это изменения к лучшему. Он ограничивает срок содержания под арестом без предъявления обвинения по подозрению в терроризме; реформирует меры, которые позволяют полиции останавливать и обыскивать любого по их желанию; регулирует видеонаблюдение и прослушку и запрещает полиции неограниченно долго хранить информацию о ДНК невиновных людей [5].

Все это можно только приветствовать, но все это вряд ли хотя бы оцарапает ту гору репрессивного законодательства, которая навалена здесь со времен правления Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher). В нем даже не признается наличие таких навязчивых и ненужных законов как 1986 Public Order Act (Закон Об общественном порядке, 1986), the 1992 Trade Union Act (Закон, О профсоюзах, 1992), the 1994 Criminal Justice Act (Закон Об уголовном правосудии, 1994), the 1997 Protection from Harrassment Act (Закон О защите от сексуального преследования, 1997), the 2003 Anti-Social Behaviour Act (Закон Об антисоциальном поведении, 2003), the 2004 Civil Contingencies Act (Закон О чрезвычайных ситуациях гражданского характера, 2004) и the 2005 Serious Organised Crime and Police Act (Закон Об организованной преступности и полиции, 2005). По факту новый законопроект не содержит ни одного пункта, восстанавливающего права на ненасильственный протест.

Вот вам всего два положения из десятков, которые эти законы содержат и которые используются постоянно для криминализации мирных протестов. Насколько я знаю, ни Клегг, ни Дэвид Кэмерон (David Cameron), ни другие их министры об этом никогда не упоминали.

Когда в 1997 году обсуждался закон О защите от сексуального преследования, знающие люди предупреждали, что законопроект, чьим предполагаемым предназначением была защита женщин от преследователей (stalkers), был составлен настолько неопределенно, что может использоваться полицией на ее усмотрение. Предупреждение было проигнорировано, и первые три человека, арестованные в силу этого закона, оказались не сталкерами, а мирными демонстрантами [6]. Полиция использовала этот закон, как и во многих других подобных случаях, против демонстрантов перед базой американской разведки (US intelligence base) в Менвит-Хилл (Menwith Hill) под предлогом того, что демонстранты домогаются до американских служащих базы, т.к. держат плакат гласящий «Джордж В. Буш? О, боже!» («George W Bush? Oh dear!» Буквально: «Буш? О[, не говори глупости], дорогуша!») [7], а также против демонстранта в Халле (Hull) за то, что он «пристально смотрел на здание» [8]. Общеизвестно, что данный закон был использован для получения судебного запрета против жителей деревни в графстве Оксфордшир (Oxfordshire), протестовавших против планов энергетической компании RWE npower превратить их прекрасное озеро в свалку золы. Запрет гласил: если они подойдут сколь-нибудь близко к озеру, они будут привлечены за домогательство к здоровенным охранникам этого объекта [9, 10].

Но даже этого не было достаточно для ни разу не либерального правительства Тони Блэра (Tony Blair). В глубинах закона Об орг. преступности и полиции от 2005 года был пункт, переписывающий закон от 1997 года и специально направленный против демонстрантов. Теперь, если вы пытаетесь «убедить любого человека… не делать что-то, что он вправе или назначен делать» или «делать то, что он не обязан делать», вы можете быть обвинены в домогательстве [11]. Разумеется, это и есть смысл большинства протестов: попытаться убедить людей изменить образ их действий. Сотни мирных демонстрантов теперь оказались заклеймлены за домогательство.

Еще более пагубными, по причине серьезности наказания, являются меры содержащиеся в разделах 145-149 того же самого закона Об орг. преступности и полиции. Они нацелены на защитников прав животных, потому вы наверно и не слышите особо о них. По причине того, что некоторые из них использовали насилие, запугивание и поджоги, едва ли найдется кто-либо, кто готов защищать гораздо большее число активистов, отстаивающих те же цели, но мирным путем. Данный закон запрещает «вмешательство в договорные отношения, которое наносит вред исследовательским организациям, использующим животных». Определение вреда включает в себя «потери или повреждения любого характера» [12].

Если, к примеру, вы послали газетную статью клиенту или акционеру о том, как один из этих бизнесов обращается со своими животными, вы окажетесь в опасности быть привлеченным к ответственности в соотв. с этим законом. Это может быть достаточно суровое наказание. Но полиция и прокуратура раскинули сеть еще шире и сделали закон еще более неопределенным, поставив перед этой нормой фразу «с умыслом» («conspiracy to»).

Имело место обвинительное заключение в соотв. с которым молодой человек Шон Киртли (Sean Kirtley) был осужден в 2008 году. Он никого не запугивал и никому не угрожал, и даже не вмешивался в договорные отношения: он просто обновлял свой вебсайт с подробностями о разрешенных и мирных протестах [13, 14]. По причине того, что некоторые из участников этих протестов использовали ненормативную лексику, и поскольку эта ненормативная лексика была классифицирована Королевской прокурорской службой (Crown Prosecution Service; службой уголовного преследования) как попытка вмешательства в договорные отношения [да-да, а вы думали эксперто-проститутки это российское изобретение? — V.], Киртли был признан виновным в умысле совершить преступление. Он был приговорен к 4,5 годам. И освобожден по аппеляции, но только после того, как уже отсидел 16 месяцев.

Если правительство всерьез намерено отменить «все навязчивые и ненужные законы, которые подавляют нашу свободу», не следовало бы ему начать с отмены таких вот мер? Вместо этого оно публикует законопроект, который, как это заявлялось изначально, должен позволить «представителям общественности протестовать мирно без страха уголовной ответственности» [15], но не делает ни одного реального шага в этом направлении.

Я не верю обещаниям Клегга, которые видимо таки одурачили обычно скептически настроенного Генри Портера (Henry Porter), журналиста газеты The Observer, на счет того, что этот закон это только начало, а не конец, коалиционных реформ, и что, со слов Портера, «в дальнейшем могут последовать еще большие отмены (great repeal), исключающие те положения, которые остались незатронуты в этом законопроекте» [16]. Возможно он не в курсе, что первоначальное название данного законопроекта было Билль Свободы (Великая отмена) (the Freedom (Great Repeal) Bill) [17].

Этот закон демонстрирует все признаки того, что его остановили, обыскали, сняли отпечатки пальцев, лишили всякого содержания, которое могло бы сбалансировать взаимоотношения между людьми и властью. Законы, типа тех, что я упоминал, были введены по указанию лоббистов, для того, чтобы задушить мирные публичные возражения против опасных, жестоких и разрушительных практик корпораций. С какой стати их собственное правительство должно эти законы отменять?



Оригинал:
http://www.monbiot.com/2011/03/29/the-freedom-swindle/

The Freedom Swindle
March 29, 2011

The government promised us the right to peaceful protest. It is delivering nothing of the kind.

By George Monbiot. Published in the Guardian 29th March 2011

It could have been worse: at least the police didn’t try to kettle half a million people. But as footage obtained by the Guardian from the great march on Saturday shows, the glorious traditions of impartial policing and respect for peaceful protest remain undimmed. The film shows senior police officers assuring members of UK Uncut who had peacefully occupied Fortnum & Mason that they would not be confused with the rioters outside, and would be allowed to go home if they left the store(1). They did so, and were penned, handcuffed, thrown into vans, dumped in police cells and, in some cases, left there for 24 hours.

Isn’t all that supposed to have stopped? Haven’t we entered a new era of freedom, in which the government, as it has long promised, now defends “the hard-won liberties that we in Britain hold so dear”?(2) No.

In May 2010, after becoming deputy prime minister, Nick Clegg pledged that the government would “repeal all of the intrusive and unnecessary laws that inhibit your freedom” and would “remove limits on the rights to peaceful protest.”(3) The Queen’s speech firmed up the commitment, by promising “the restoration of rights to non-violent protest.”(4) So how did this grand vision become the limp rag of a bill now before parliament?

The Protection of Freedoms Bill, currently in committee, is a change for the better. It limits the period of detention without charge for terrorist suspects; reforms the measures which allow police to stop and search anyone they please; regulates CCTV and council snooping and prevents the police from holding the DNA records of innocent people indefinitely(5).

All this is welcome, but it scarcely grazes the mountain of repressive legislation that has piled up since Margaret Thatcher was in power. It doesn’t even acknowledge the intrusive and unnecessary laws in the 1986 Public Order Act, the 1992 Trade Union Act, the 1994 Criminal Justice Act, the 1997 Protection from Harrassment Act, the 2003 Anti-Social Behaviour Act, the 2004 Civil Contingencies Act and the 2005 Serious Organised Crime and Police Act. In fact the new bill contains not a single clause restoring rights to non-violent protest.

Here are just two out of the dozens of repressive measures these acts contain, which have been used repeatedly to criminalise peaceful protest. Neither, as far as I can discover, has ever been mentioned by Clegg, Cameron or their ministers.

When the 1997 Protection from Harrassment Act was being debated, campaigners warned that a bill whose ostensible purpose was to protect women from stalkers was so loosely drafted that it could be used by the police however they wished. The warnings were ignored, and the first three people arrested under the act were not stalkers but peaceful protesters(6). The police used the law, among many such instances, against protesters outside the US intelligence base at Menwith Hill, who were deemed to have harrassed American servicemen by holding up a placard reading “George W Bush? Oh dear!”(7) and against a protestor in Hull, on the grounds that he had been “staring at a building”(8). Notoriously, the act was used to obtain an injunction against villagers in Oxfordshire, protesting against RWE npower’s plan to turn their beautiful lake into a fly ash dump. If they went anywhere near the lake, they would be prosecuted for harassing the burly men guarding the site(9,10).

But even that did not go far enough for Tony Blair’s illiberal government. Buried in the 2005 Serious Organised Crime and Police Act was a clause redrafting the 1997 act specifically to catch protesters. Now if you seek “to persuade any person … not to do something that he is entitled or required to do” or “to do something that he is not under any obligation to do” you can be nicked for harassment(11). This, of course, is the purpose of most protest: to try to persuade people to change the way they act. Hundreds of peaceful demonstrators have now been stigmatised as stalkers.

Still more pernicious, because the penalties are so severe, are the measures contained in sections 145-149 of the same Serious Organised Crime and Police Act. These are aimed at animal rights protesters, which might be why you have heard so little about them. Because some have used violence, intimidation and arson, hardly anyone seems prepared to defend the far greater number who support the same causes but do so peacefully. The act prohibits “interference with contractual relationships so as to harm animal research organisations”. The definition of harm includes causing “loss or damage of any description”(12).

If, for example, you were to send a newspaper article about how one of these businesses treats its animals to a client or a shareholder, you’d be in danger of prosecution under the act. This would be bad enough. But police and prosecutors have cast the net even wider and made the law even vaguer by prefacing it with “conspiracy to”.

This was the charge on which a young man called Sean Kirtley was convicted in 2008. He had not intimidated or threatened anyone, or even interfered in a contractual relationship: he had merely updated a website with details about authorised and peaceful protests(13,14). Because some of the people who attended these protests used abusive language, and because this language was classified by the Crown Prosecution Service as an attempt to interfere in contractual relationships, Kirtley was alleged to have conspired in the commissioning of an offence. He was sentenced to four and a half years. He was acquitted on appeal, but not before he had served 16 months.

If the government was serious about repealing “all of the intrusive and unnecessary laws that inhibit our freedom”, would it not have begun with measures like this? Instead it has published a bill, which, it initially promised, would allow “members of the public to protest peacefully without fear of being criminalised”(15), but makes not a single move towards this end.

I don’t believe Clegg’s claim, which seems to have gulled the usually sceptical Observer journalist Henry Porter, that this act is the beginning, not the end, of the coalition’s reforms, and that, in Porter’s words, “there may even be a great repeal act down the road that would look at some of the laws not addressed in this bill.”(16) Perhaps he is unaware that the original title of the current legislation was the Freedom (Great Repeal) Bill(17).

This legislation shows every sign of having been stopped and searched, fingerprinted and stripped of any content which might have rebalanced the relationship between people and power. Laws like those I’ve mentioned were introduced at the behest of lobbyists, to stifle peaceful public objections to the dangerous, cruel or destructive practices of corporations. Why should this government wish to repeal them?

www.monbiot.com

References:

1. http://www.guardian.co.uk/uk/2011/mar/28/cuts-protest-uk-uncut-fortnum

2. Nick Clegg, 7th January 2011. Speech to the the Institute for Government. http://www.dpm.cabinetoffice.gov.uk/news/civil-liberties-speech

3. Nick Clegg, 19th May 2010. Speech on political reform. http://news.bbc.co.uk/1/hi/8691753.stm

4. http://www.number10.gov.uk/queens-speech/2010/05/queens-speech-freedom-great-repeal-bill-50647

5. http://www.publications.parliament.uk/pa/bills/cbill/2010-2011/0146/cbill_2010-20110146_en_1.htm

6. SchNEWS, 20th March 1998. Issue 159. http://www.schnews.org.uk/

7. Yorkshire CND, 13th December 2000 and 16th January 2001. Menwith Hill news diary. http://www.cndyorks.gn.apc.org/caab/articles/caabspmhs.htm

8. Schnews, 16th February 2001. Issue 293.

9. http://www.monbiot.com/2007/03/06/a-plague-of-lawyers/

10. http://www.monbiot.com/2008/12/23/the-paranoia-squad/

11. http://www.legislation.gov.uk/ukpga/2005/15/section/125

12. http://www.legislation.gov.uk/ukpga/2005/15/part/5/crossheading/protection-of-activities-of-certain-organisations

13. http://www.corporatewatch.org/?lid=3405

14. http://www.corporatewatch.org/?lid=3434

15. http://www.number10.gov.uk/queens-speech/2010/05/queens-speech-freedom-great-repeal-bill-50647

16. http://www.guardian.co.uk/politics/2011/feb/13/nick-clegg-protection-freedoms-bill

17. http://www.number10.gov.uk/queens-speech/2010/05/queens-speech-freedom-great-repeal-bill-50647


> уже не справляется
или не хотят справляться: можно потом объявить виновных и… (см. комментарий выше)
Всякое может быть. В предыдущем посте есть цитата, где толсто так намекают, что беспорядки могут быть спровоцированы полицией, чтобы проучить руководство за реформы и отставки. Армия тоже обижена. Кто ещё?

Однако кого после этого должны бомбить не совсем понятно. Кэмерона и Ко? Зачем же их бомбить, они же свои в доску.
Потенциально опасные для властей организации с протестным потенциалом (профсоюзы, протестные группы, анархов всяких)? Так их и так можно давить (как следует из приведенной мной статьи), не сжигая при этом кучу банков, универмагов, складов и т.п. с соотв. далекоидущими, в принципе, последствиями для экономики. Шкурка не стоит выделки.
Кто еще остался? Нищие? Их и без того постоянно давят. Инцидент с отстрелом в такси, я полагаю, неспроста вызвал такую реакцию. Как во французских гетто, кстати. Я себе не представляю, чтобы у нас случайное убийство человека вызвало бы такой же ответ.
Кто же там бунтует сегодня? Студенты, чёрная и арабская молодёжь, безработные, анархисты и антиглобалисты?
Присоединяюсь к вопросу: кто же там бунтует? Очевидец omnesolum писал, что администрация не сильно торопилась тушить пожары. Западным новостным агентствам верить нельзя. ???
На счет моего видения «кто бунтует», ответил здесь: http://comrade-vader.livejournal.com/37293.html?thread=238509#t238509

На основе какой информации сделан вывод о том, что не торопилась? И что в это определение вкладывается? Интересно узнать.

Хочу заметить, что когда были бунты в Лос-Анджелесе в 1992 г. то в первые дни полицейские старались туда не соваться, поэтому на улицах шли бои между самовооружившимися огнестрельным оружием группами (особо известна оборона корейцами своего торгового квартала). Ввод в город 2000 подоспевших в срочном порядке солдат придержали на 24 часа (мотивируя это тем, что у них не было достаточного снаряжения). Странно, да?
Около 50 человек было убито, тысячи получили ранения, уничтожено свыше тысячи зданий, ущерб от грабежей, пожаров и проч. составил примерно 1 млрд долл. «Администрация», как бы, тоже «не сильно торопилась» (думаю, что и сами пожарные с полицейскими тоже туда не сильно торопились). Отсылка к «неторопливости», я полагаю, это намек на некий «профит» власти. Какой же профит из этого извлекли власти в 1992?

«Западным новостным агентствам верить нельзя. ???»

Я не понял, это утверждение или вопрос?
Про не торопилась. Я так поняла со слов omnesolum. И потом почитала мнения местных о том, что полиция, совсем как в Сагре, по несколько часов ехала. Кто от этого выиграет, не знаю. Может, потом понятно станет.
Про агентства утверждение. Вопросы к тому, что непонятно, кто там бунтует.
Насколько я могу судить, бунтуют низшие слои, это либо люди годами не имевшие работы, либо ее потерявшие, либо не потерявшие, но на своей шкуре ощутившие, что жить стало непросто. В целом, так называемая резервная армия труда. Как правило это самый простой труд, как правило, по понятным причинам, среди них высок процент нацменов. Как правило это молодежь. Как правило они из мест компактного проживания (резервации для бедных).
Магазины же грабят все, кому не стыдно или не страшно.
Анархистов, антиглобалистов, студентов и проч. я, че-то, пока не наблюдаю и заявлений от них по этому поводу никаких не слышал. Видимо размышляют.

Впрочем, я не резидент, да и тему подробно не изучал. Лучше спросить о конкретике у тех, кто чуток поближе к месту событий, у той же jescid, напр. (см. коммент выше). Она же нам может рассказать и о настроениях среди местных (как относятся и всё такое).