Дмитрий Вэйдер (comrade_vader) wrote,
Дмитрий Вэйдер
comrade_vader

Categories:

Уроки анатомии: Долоев протестует

Недавняя моя заметка про семью удостоилась гневных отзывов отдельных леваков. Предлагаю воспользоваться случаем и провести вскрытие любезно предоставленных образцов, чтобы наглядно продемонстрировать интеллектуальный уровень типичного левака и качество его аргументации.

Аргументы, используемые в дискуссии или полемике, могут быть разделены на два вида: аргументы к существу дела (ad rem) и аргументы к человеку (ad hominem). Первые прямо относятся к обоснованию или опровержению доказываемых положений. Вторые — к существу дела не относятся (несущественны), а апеллируют к личностям, убеждениям, мнениям и т. п. Первые преобладают в спорах, целью которых является выяснение истины; вторые — в спорах, целью которых является «победа», желание произвести впечатление, самоутвердиться.

Мои аргументы ad rem — суть сказанного мной по теме — заключались в следующем.
Функция семьи — воспроизводство человека. В антагонистических формациях эта функция дополняется функцией воспроизводства собственника. Следствиями этого в современную эпоху являются противоположные тенденции: а) укрепление семейных отношений у эксплуататоров; б) разрушение семьи у эксплуатируемых. Указаны причины, которые ведут к тому и другому.
Констатируется, что в СССР, где частнособственнические причины не действовали, семья тем не менее сохранялась и даже усиливалась. Перечислены объективные причины того, почему так происходило:
экономическая причина: государство оказалось неспособно взять функцию воспроизводства человека полностью на себя, оставив «раскрепощённое» население играться в письки-попки;
идеологическая причина: автономия половых отношений и детопроизводства с инфраструктурной ролью государства соответствует социалистической стратегии;
конкретно-историческая причина: тяжёлые потери в людях в результате прошедших войн и надвигающейся Второй мировой, с прогнозируемым числом жертв (забыл об этом написать, но эта причина фактически озвучена в приведённом мной выступлении Луначарского).
Далее, утверждается, что такое положение дел нисколько не противоречит историческому развитию. Со ссылкой на классиков марксизма констатируется, что: а) формы и функции семьи (а следовательно и характер половых отношений) не произвольны, а определяются господствующими общественными отношениями, которые сами являются функцией уровня развития производительных сил; б) идёт эволюционное поступательное ограничение беспорядочных связей и половых свобод в общественных интересах; в) логическим развитием тренда от неупорядоченных отношений к моногамии является парный союз, основанный на любви; г) конкретика новой формы неизвестна, но она будет подчинена будущим общественным отношениям.
Советское государство по объективным причинам реализовывало этот прогноз на практике. В полном соответствии с требованиями реальности и с идеологией (такое согласие реальности и идеологии в случае коммунистов и не удивительно).

Что же сказали в плане ad rem мои критики? Может они опровергли приведённые утверждения: что семья воспроизводит человека; что СССР занимался поддержкой семьи, материнства и детства; что действовали такие объективные факторы; что имеет место быть указанная историческая тенденция; и т. д.? Нет. Они не опровергли ничего. Вся их аргументация по преимуществу свелась к пикировке вокруг несущественных частностей, аргументации ad hominem и беззастенчивого жульничества.
Ну что ж, давайте препарировать то, что есть. В качестве анатомических препаратов сегодня выступают продукты мозга следующих леваков: doloew и sov0k.


Долоев протестует





doloew

Вести из параллельной реальности. — doloew, November 29th, 21:17. — http://doloew.livejournal.com/136016.html


Аргументы Долоева:

1. Ссылка на некоего supermipter'а, который знает некую истину.

2. Отрицание того, что «идёт эволюционное поступательное ограничение беспорядочных связей и половых свобод в общественных интересах» путём апелляции к авторитетам:

2.1. Энгельс такого говорить не мог, потому что Долоев «навскидку даже не может вспомнить цитату». Аргумент усилен т. н. бабьим доводом.

2.2. Цитата из Бебеля, которая ровным счётом ничему из сказанного мной не противоречит и, наоборот, только поддерживает линию моих рассуждений.

3. Обвинение в «апологетике «социалистической монархии», укомплектованное гневной отповедью в адрес СССР и КНДР.

4. Аргумент к Кургиняну: обвинение в «кургиноидном шипении», по причине упоминания государственного вмешательства в семейные отношения.

5. Аргумент к Путину: в риторике Путина фигурируют некие «семейные ценности», а значит это как-то бросает тень на социалистическую семью и историческую семью вообще.


Это всё.

Шесть аргументов ad hominem:
аргументы 1, 2.1, 2.2 — аргументы к авторитету скрещенные с аргументами к невежеству, где автор даже не пытается разбирать суть дела, а ссылается на мнимый авторитет как таковой, либо «вербует» авторитеты на свою сторону, пользуясь доверчивостью (невежеством) публики;
аргументы 3, 4, 5 — аргументы к публике, попытка, не касаясь существа вопроса, цепляясь к второстепенным деталям, обращаться к настроениям и пристрастиям читателей, чтобы представить личность оппонента в невыгодном свете, и тем самым блокировать восприятие аргументов по существу.

Что мы можем извлечь из всего этого?
Здесь нет аргументов ad rem потому, что типичный левак никогда не стремится к истине, он стремится произвести впечатление на пацанов. Разбора по существу пацаны могут не понять (кто победил?), да и самому леваку это утомительно, не по силам. Поэтому непременно нужны пафос, апломб, эмоция, апелляция к публике. Чтобы пацаны сразу почувствовали: «Ай, Долоев! Знать он силён!..»
Вот, к примеру аргумент (1). Долоев не сформулировал претензии, не даёт нам никаких ссылок. Он просто делает «Ку!» своему антисоветскому корешу supermipter'у. И всем сразу ясно — это авторитет! Читатель должен ощущать себя примерно так: «Я всё сразу понял… Я всё ловлю на лету!.. Но не понятно, что конкретно ты имела в виду?..»

Поскольку левак — это либерал, а либерал всегда стоит на тех или иных идеалистических позициях, типичным для левака методом «дискуссии» становится самая примитивная схоластика. Dсе ответы в готовом виде содержатся в канонах. Дискуссия ведётся путём поиска и комбинирования цитат и изречений. В особо запущенных случаях можно не искать и цитат, достаточно самоощущений (т. е. приписывания своих мыслей авторитету — «вербовки»).

По поводу изложения положений работы Энгельса (2.1) Долоев говорит: «Навскидку даже не могу вспомнить, какая именно цитата могла его подвигнуть на подобный вывод». А книжку прочитать не пробовал? Или хотя бы соответствующую главу («Семья»). По сути, Долоев этим своим аргументом доказывает, что Энгельса-то он и не читал (так, шарился поиском, может быть). Содержания работы не знает совершенно, не говоря уж о многолетней эволюции взглядов Маркса и Энгельса по вопросу семьи, результаты которой и были изложены в «Происхождении…» Вот до чего доводят идеализм и схоластика.
Как я уже говорил, Долоев, для пущего эффекта, этот свой аргумент снабдил так называемым «бабьим доводом». В ответ на «идёт эволюционное поступательное ограничение беспорядочных связей и половых свобод в общественных интересах» он восклицает: «Вот попытался себе честно представить Энгельса, предписывающего при социализме мужчинам завязывать на узел, а женщинам — зашивать суровой ниткой, и понял, что гражданин, опять же, читал какого-то другого Энгельса, из злой параллельной вселенной». Энгельс-то, как раз, ничего не предписывает (это к левацким прожектёрам), он размышляет над тем, какие общественные силы в ту или иную эпоху и как определяют особенности половых отношений и формы семьи. Есть у него соображения и на счёт социализма, да. Но Вам, Долоев, социализма дожидаться и не нужно, чтобы на собственном примере убедиться, что у Вас уже всё, что надо, завязано и зашито. Вот Вы со своей мамой, к примеру, сколько раз за неделю совокупляетесь? А когда-то это было в порядке вещей, сейчас же это полностью неприемлемая практика и мало кого беспокоит такая зашитость и завязанность (не считая пациентов с терминальной стадией либерастии ГМ). Аналогично с числом жён, т. е. сексуальных партнёрш: когда-то в качестве таковой для каждого могла выступать каждая встречная, сегодня многим и одну найти проблема (насколько мы можем судить по левакам, которые носятся с сиськи-письками как та баба с писаной торбой). И это не случайность или прихоть чьей-то злой воли. Такие дела, Долоев, учите матчасть.

Аргумент (2.2) в чистом виде тычок пальцем в небо, желание обмануть доверчивую публику ссылкой на авторитет, который как бы говорит против меня, как бы за Долоева. Я согласен с Бебелем. И советский режим с этим полностью согласен: «Человек под условием, что удовлетворение его потребностей не приносит никому другому никакого вреда, должен сам распоряжаться собою» — разумеется! «…она заключает союз не из каких других соображений, кроме своей склонности. Этот союз является частным договором без вмешательства должностного лица, подобно тому, как до средних веков брак был частным договором» — об чём и речь! Автономия семьи и половой сферы. Сам сказал.

Теперь давайте разберём аргументы Долоева к публике (они по теме не существенны, но чтобы два раза не вставать).

Аргумент (3): Обвинение в «апологетике «социалистической монархии», укомплектованное гневной отповедью в адрес СССР и КНДР.

Нужно понимать, что всякий левак — это тот же булкохрустовец. Только хрустит он своими булками не по дореволюционной фэнтези, которой никогда в реальности не было, а по тому фэнтези, который был бы идеален по его мнению вместо реальной истории, но которого тоже в реальности не было (и не будет никогда). Идеалом и тех и других является Россия-которую-мы-потеряли, и те и другие ярые антисоветчики (толкинисты-эскаписты, отрицающие несовершенную реальность), а отсюда рукой подать и до антикоммунизма (антимарксизма). Потому что коммунизм имеет дело с реальностью, с объективными условиями и конкретикой, его задача понимать и изменять действительность (поэтому, напр., хардкорный марксист Ленин, при объективной необходимости, организует НЭП). Идеалист же фантазирует о своей по-любому ограниченной модельке Идеального Государства Из Коробки, а потом капризно топает ножкой на любой реальный режим. В результате в мире и истории не оказывается ни одного, который бы его устроил. Неправильная история планеты Земля. Ах ты ж блин! — Пожизненный вождизм практически всех коммунистических режимов и партий, избрание на руководящий пост по родственной линии в КНДР, на Кубе, стремление передать этот пост проверенным, близким людям в других странах и т. п. — «Социалистический монархизм!» — кричит левак. А коммунист задумается, какие за всем этим стоят объективные причины, почему именно такая тенденция проявляется, и научится понимать происходящее, видеть альтернативы, если они есть. И не спутает реальную объективную историю с воображаемыми пожеланиями, форму с содержанием, реальность с буржуазной пропагандой. Левак же путает это на регулярной основе. Более того, он делает это с особым антисоветским пристрастием, находит «криминал» и Achtung! даже там, где его нет.

Долоев, к примеру, хотя это и не имело ровным счётом никакого отношения к обсуждаемой теме, не вытерпел и успел сообщить нам следующие антисоветские мнения:

(а) Режим маленькой изолированной и осаждённой КНДР это настоящее зло, форменное самодержавие, не то, что влиятельные и экономически и политические европейские монархи, давно ставшие капиталистическими брендами, отчего и чувствуют себя в добром здравии (Долоев ласково зовёт их «игрушечными европейскими королями»). Отношение к КНДР это лакмусовая бумажка на либерастию. О самой КНДР подробнее я буду потом говорить отдельно, без Долоева. Офтопик и не в коня корм.

(б) «"социалистическая" номенклатура всегда стремилась сделать свои привилегии наследуемыми — это как раз и есть причина возрождения в СССР пресловутого института бастардов». «Привилегии», «бастарды» — Долоев начитался антисоветского фэнтези про то, что социализм = феодализм. Рассказы про «привилегии» «номенклатуры» (зачастую преувеличенные сплетни) ещё можно было понять, когда они рассказывались наивным перестроечным простакам, чтобы вызвать в массах непреодолимое желание «каркнуть во всё воронье горло», в целях агитационной поддержки контрреволюции сверху. Но сегодня, когда та самая «номенклатура» переложила себе в карман госсобственность вместе с благосостоянием миллионов (как следствие) и когда этими самыми вашими новоиспечёнными «бастардами» забиты все высшие государственные и корпоративные должности и проч., — плачь по поводу «привилегий», которые «номенклатура» пыталась сохранить, выглядит неостроумно. Долоев, Вы в курсе, что одна и та же шутка повторенная дважды уже не так смешна?

(в) «Навязывать традиционную мораль надо было пролам, советские же генералы от армии, партии и хозяйства должны быть защищены от претензий "походно-полевых жен" (война вообще очень наглядно продемонстрировала, чего стоят пресловутые "семейные ценности")». Лёгким движением руки Долоев разделался и с советскими генералами времён Великой Отечественной, а заодно и со всеми советскими поколениями («война вообще очень наглядно продемонстрировала»). Такой вот совестливый Апостол Правды™ со свечкой к нам пожаловал. Во-первых, с советской т.з. с кем и как спать — это личное интимное дело каждого (если не идёт речь о должностном соответствии или УК). Семья, Долоев, это из другой оперы: отношение, в которое вступает третий — ребёнок, с многолетней перспективой его воспитания. Вы просто по либеральной привычке тупо путаете половой зуд и институт семьи. Во-вторых, война — а тем более такая как Великая Отечественная — это исключительная ситуация, на ней всякое проявляется в своих крайностях: и хорошее, и плохое. В советской художественной классике описываются разные ситуации: от холодного расчёта, до глубокой нежности и любви к тому ближнему, кто сейчас уходит в бой, а вернётся наверняка в виде бесчувственного куска мяса. И осуждать людей за близость, когда рушится всё и может быть у тебя лично уже нет завтра, будущего, я бы не стал. Для этого надо быть несколько излишне самодовольным и подловатым. Но вот, что меня всегда поражало, это как борцы за половые свободы при каждом удобном случае стремятся залезть другим в трусы и прочитать на этот счёт нравоучения. Такое трогательное проявление либерального тоталитаризма. Спасибо за наглядную демонстрацию!

(г) «Только крепостных не хватает!» — негодует Долоев в комментах по поводу того, что военным ветеранам ещё с гражданской, после только что закончившейся Великой Отечественной государство помогало строить жильё по типичной для СССР схеме: ссуда на строительство, ведомственный подряд. Кем ещё должно было строиться жильё для военнослужащих, если не стройбатом — сельхозстроем, местным колхозом, шабашниками, кооперативом «Озеро»? За две послевоенные пятилетки было построено в общей сложности свыше 440 млн кв. м общей (полезной) площади жилищ. Из них порядка 110 млн кв. м за свой счёт и с помощью госкредита [Народное хозяйство СССР. 1922—1982: Юбил. стат. ежегодник/ЦСУ СССР. — М.: Финансы и статистика, 1982. — 624 с. — С. 425.]. Это я говорю на тот случай, если Долоев думает, что такое строительство это что-то из ряда вон исключительное. Какое же преступление тоталитаризма строить жильё для офицеров (за их счёт), с выслугой свыше 25 лет, только что победивших в величайшей войне за всю историю человечества! «Только крепостных здесь не хватает!» По-моему, крепостных с избытком у Долоева в голове, а вот царя там недостаёт.

Аргумент (4) к Кургиняну: обвинение в «кургиноидном шипении», по причине упоминания государственного вмешательства в семейные отношения.
«Ну и, конечно, звщита семейных ценностей не могла обойтись без кургиноидного шипения на проклятое "государственное вмешательство"» — говорит Долоев про вот это моё высказывание:
«б) коррозия семейных отношений в среде эксплуатируемых классов (это доведение до логического завершения тенденции атомизации; эксплуатируемый должен быть максимально изолирован и одинок, поскольку один в поле не воин, а чем больше раб не воин, тем удобнее хозяину и его режиму; в то же время буржуазный режим предпочитает политкорректных янычар рискам автономного семейного воспитания, где будущий рабочий скот неизменно набирается классовых установок, отсюда и усиливающееся вмешательство в сферу семейных отношений, где роль родителя всё больше сменяется смешанной ролью лицензированного мудрыми чиновниками наблюдателя-соинвестора; буржуазное государство (выражающее, напомню, здесь интересы господствующего капитала) всё отчётливее становится здесь третьей стороной в семье, покровителем и арбитром, интересы родителей и детей, поляризуются и антагонизируются; в свободном мире, как видим, даже здесь без всевидящего ока никак)».
Долоеву «говорить про это православное либертарианство отдельно уже скучновато». Ну, наверно не «скучновато» будет узнать, что про атомизацию, коррозию семейных отношений в среде эксплуатируемых, поляризацию и антагонизацию родителей и детей, превращение капиталистического государства в арбитра и надзирателя — в самых ярких красках писал и Маркс. (Давайте, Долоев, спросите у меня где.) Ещё более забавно, что сам Долоев ссылается на Бебеля, где буквально абзацем выше Бебель говорит про социалистическую семью: «Этот союз является частным договором без вмешательства должностного лица, подобно тому, как до средних веков брак был частным договором». Т. е., выступает против «проклятого государственного вмешательства». Т. е. и Маркс, и Бебель, по логике Долоева, так или иначе повинны в «кургиноидном шипении». Вот что случается, Долоев, когда говоришь не по существу, а оперируешь ярлычками и прочими кургинянами.

Долоев размышляет: «Вот уж действительно забавно: я как-то грешным делом думал, что рабочий осознает свои интересы, необходимость борьбы за них и организации для такой борьбы обычно в ходе производственной деятельности, но уж никак не в "автономной ячейке", в которую не сует свой нос проклятое государство».
Это от того у Вас, Долоев, так забавно получается, что Вы невежественны, и всё вокруг Вам представляется в виде примитивной схемы, комикса или шаблонной анимешки. По Вашей логике человек из нерабочего класса, такой, напр., как Энгельс, на позиции рабочего класса прийти не может в принципе, а всякий рабочий — уже по факту своей работы —автоматически осознаёт свой классовый интерес. А это не так. Человек осознаёт своё место в обществе через общение, через обобщение различных фактов действительности, через отношения тех людей, с которыми сам себя ассоциирует, через мнения людей, которым доверяет как авторитетам, через сопоставление своего дальнейшего опыта с той картиной, какая сложилась у него в результате предшествующего воспитания. И семья, как микроколлектив, играет здесь далеко не последнюю роль в трансляции классовых установок, особенно, если между членами семьи нормальные доверительные отношения. Нормальные родители не просто передают детям свои классовые установки (словом и делом), но и вообще в значительной мере формируют личность, отражаются в складывающемся человеке.

Аргумент (5) к Путину: в риторике Путина фигурируют некие «семейные ценности», а значит это как-то бросает тень на социалистическую семью и историческую семью вообще.
«И, это, сразу всем сторонникам "семейных ценностей" из числа "ятожекоммунистов". Как так получается, что на возрождение "семейных ценностей" напирает наше вполне себе буржуазное государство? Неужели правда Путин готовит разгон для прыжка в социализм? Интересно же, раскройте пикантный инсайд».
Раскрываю, Долоев. Это у Вас потому получается противоречие, что, как уже выше говорилось, Вы в силу своей либеральности не способны отличать пропаганду от реальности, того, что кто-то говорит, от того, что есть на самом деле, форму от сущности.
Ещё путины про единство говорят, про дружбу народов, про образование, про духовность, про инновации, про вставание с колен, про социальную политику и проч. Дальше что? Вам рассказывать, как с этим дела обстоят на самом деле? Вы в детский садик ребёнка пытались устроить? А квартиру себе уже купили? Вот и вся поддержка.

Классики марксизма неоднократно отмечали следующие черты капитализма:

- говорить одно (о семье, о народе, о благотворительности и т. д.), а делать совершенно другое (разрушение всех связей, сверхэксплуатация, чудовищная бедность, преследование пауперов и т. п.);

- действительно делать прогрессивные шаги (законы об охране труда, об образовании и т. п.), если это оказывается в интересах эксплуатирующего класса.


Никому из классиков на этом основании не пришло в голову ёрничать по поводу социализма. И более того, многие подобные шаги, по факту, такой прыжок подготавливали. Напр., Маркс видел в буржуазной фабричной системе образования прообраз воспитания эпохи будущего. Это видение, в общем-то было реализовано как в социалистических, так и в капиталистических странах. Путин и кто угодно может иметь свои резоны (классовый интерес), чтобы болтать про семью или даже что-то делать в её поддержку. Саму семью это ни сколько не дискредитирует. Коммунисты же должны иметь своё собственное обоснованное мнение по поводу тех или иных явлений действительности, благо есть необходимая теория, а не довольствоваться ролью кривого зеркала Путина: на каждое его «Да» кричать «Нет» и наоборот.

Таким образом, мы видим, что даже аргументы ad hominem у Долоева не блещут проницательностью. А по сути демонстрируют схоластичность мышления и либеральную ангажированность (наиболее развитая форма современного оппортунизма). С какой целью Долоев посчитал нужным выступить с таким постом и в таком полуистеричном тоне? Ведь я всего-навсего высказывал свои мысли в корректной форме, по банальному в сущности вопросу, и никого не касался лично. Вероятно это был непроизвольный крик боли. Можно даже сказать — попоболи. В данном случае это будет вполне политкорректно.

Спасибо, Долоев, за демонстрацию!
Tags: вот и поговорили, демонстрация, идеологическая борьба, левые, либералы, метод, оппортунизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments